Чужих детей не бывает

1
3 июля 2012
3246 прослушиваний

Требуется обновление Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Встроить
Текстовая версия

В. Кузенкова: Здравствуйте, уважаемые слушатели портала Podster. Так сложилось, что последние выпуски подкаста «Преодоление» можно объединить в тематический блок. У нас был женский выпуск с Мариной Калининой, также в гостях были счастливые мамы и папы, мы говорили о детях, окруженных заботой и любовью. Но если продолжить тему семьи, мы неминуемо выйдем на вопрос «ничейных деток», которым тоже нужна семья, но у которых ее на сегодня нет. Именно об этой теме мы сегодня будем беседовать с удивительной девушкой, у которой в статусе «Вконтакте», в графе дети стоит короткая, но говорящая фраза «больше 100». Итак, у нас в гостях Александра Кисицина, руководитель проекта «Город Детства», который существует в рамках общественного движения «Петербургские родители», так же известного под названием «Отказники Петербурга». Саша, здравствуй.

А. Кислицина: Здравствуйте.

В. Кузенкова: Как случилось, что у совсем молодой девушки оказалось больше 100 детей? Я ведь понимаю, что это не шутка.

А. Кислицина: Я координирую 3 детских дома, и в общей сложности получилось, что моих подшефных детей больше 100, примерно 140. Все они для меня очень родные люди.

В. Кузенкова: Ты каждого знаешь лично?

А. Кислицина: Конечно.

В. Кузенкова: И, по имени помнишь. По сути, твою жизнь можно разделить на «до», и «после». Что произошло 3 года назад, что заставило уйти из спокойной, стабильной офисной жизни и с головой окунуться в эту тему, начать помогать детям?

А. Кислицина: Спокойной моя жизнь не была никогда. Просто в какой-то момент произошла переоценка ценностей, у каждого человека она происходит в своем возрасте, у меня она произошла 3 года назад. Так получилось, и я поняла, что не хочу больше жить только для себя, я хочу помогать другим людям. Я съездила в детский дом, в первый раз, это было перед новым годом. Я дату помню, первую поездку, с этим детским домом я до сих пор. Они в корне поменяли мою жизнь.

В. Кузенкова: Какая это была дата, и что за детский дом?

А. Кислицина: Это перед новым годом было, толмачевский детский дом. Я поехала с группой, они тоже до сих пор ездят, но они сами по себе ездят, а я, через год подключилась к региональному общественному движению «Петербуржские родители».

В. Кузенкова: Какими были первые шаги на этом пути, и нашли ли они поддержку у друзей, родных, твоих близких?

А. Кислицина: Конечно, без поддержки вообще нельзя. Могу сказать, что круг общения, круг знакомств, после этого, он, конечно, поменялся кардинально. Есть люди, которые ушли, и большое количество людей, которые пришли. Первые шаги, я просто поехала перед новым годом, подарки повезли детям, с тех пор я туда езжу постоянно, занимаюсь развитием детей. Я пошла учиться на психолога детского, я кардинально поменяла свою жизнь.

В. Кузенкова: А, до этого есть другое образование?

А. Кислицина: Торгово-коммерческое.

В. Кузенкова: А, сейчас, на каком ты курсе?

А. Кислицина: Пока на первом, я только поступила. Сейчас заканчиваю первый курс.

В. Кузенкова: Сессия?

А. Кислицина: Да.

В. Кузенкова: Тогда- удачи!

А. Кислицина: Спасибо.

В. Кузенкова: Вопрос такой: ты сразу попала в организацию «Петербургские родители», или деятельность была стихийной?

А. Кислицина: Сначала я просто ездила с группой активистов, в толмачевский детский дом, потом, случайно, на акции я пошла собирать помощь для детей, в одном из гипермаркетов, уже от имени «Петербургских родителей», познакомилась с заместителем председателя Юлей Цыганковой. Вот, с тех пор, я от имени «Петербургских родителей» действую.

В. Кузенкова: Пожалуйста, расскажи подробнее о самой организации, о самом движении. Как оно образовалось, когда и чем оно сейчас занимается?

А. Кислицина: Движение существует с 2006 года. Изначально это была просто группа мам, которые объединились, и в первую очередь это была помощь детям в больницах. Привозили памперсы, присыпки. Постепенно эта группа мам обрастала единомышленниками. Сейчас мы организуем более 12 проектов, основной из которых является усыновительский портал sirota-lo., это портал — база данных детей на усыновление, с хорошими анкетами, с хорошими фотографиями, с хорошим описанием детей. С каждым годом, благодаря этому порталу, количество усыновлённых детей растет.

В. Кузенкова: Саша, непосредственно в твоем видении, в рамках этого большого движения, я знаю, что есть проект «Город Детства», скажи, в рамках этого проекта, чем ты занимаешься, какие цели стоят перед проектом?

А. Кислицина: Да, я руковожу этим проектом. Проект занимается организацией благотворительных мероприятий городского масштаба. Это праздники для детей, аукционы, благотворительные концерты, так же мы привозим артистов детям в детские дома, для того, что бы они своим примером показывали какие-то вещи, знакомим детей с ними, с их творчеством. Многих детей это толкает развиваться в дальнейшем, это как элемент соц. адаптации очень важно, дети имеют возможность выступать на сцене. В этом плане это очень важный проект.

В. Кузенкова: А, почему именно это направление ты выбрала? Это произошло просто по обстоятельству, или душа лежала, какие-то навыки были?

А. Кислицина: Душа не лежала, навыков никаких не было, это было очень стихийно. Изначально я собиралась заниматься совершенно другим проектом, даже не буду говорить каким. Когда я пришла в организацию, у нас было одно мероприятие, в ЦПКиО оно проходило, и я туда вызвалась просто помогать. С тех самых пор это подзатянуло, все никак не выбраться, да я и не стремлюсь из этого выбираться, мне нравится. Очень много артистов отзывается, они очень хорошо к этому относятся. В принципе, работать приятно, комфортно, очень многие люди помогают, так что мне нравится.

В. Кузенкова: Это замечательно. Саша, совсем недавно вы организовали, в рамках направления, флеш-моб «Право на Любовь». В чем была суть акции, и насколько легко, или сложно, было согласовать такое мероприятие, и его провести?

А. Кислицина: Согласовать мероприятие было не сложно. У нас все проходило на Малой Садовой, администрация центрального района курирует этим местом, они нам очень помогли, поддержали, с пониманием отнеслись к этому проекту, всячески нас поддерживали, были на этом мероприятии. Изначально цель была привлечь внимание общественности к проблемам детского госпитализма. Детский госпитализм- это одно из проявлений психических отклонений у детей в учреждениях. Это, когда у ребенка нет достаточного тактильного контакта, эмоционального контакта, когда с ребенком постоянно не находится мама он начинает раскачиваться из стороны в сторону, это самое яркое проявление. Это очень негативно сказывается на дальнейшем развитии ребенка, на его жизни, это откладывает отпечаток на всю жизнь. От этого нужно отходить, и есть способы, как с этим бороться в учреждениях, где й детей нет возможности находиться с мамой, или у детей нет родителей. На базе одного из детских домов уже осуществляется этот проект, он очень успешно развивается, но пока что дальнейшего продвижения этого проекта нет в других учреждениях. Наша цель была привлечь внимание к этой проблеме.

В. Кузенкова: В чем состоит этот проект? То есть, каким образом можно справиться с этой проблемой? Я думаю, что не все наши слушатели знают об этой проблеме. Многие, наверно, впервые услышали этот термин.

А. Кислицина: С этой проблемой бороться можно и нужно, это не так тяжело. Нянечки, в детском доме, например, постоянно носят детей в слингах, кормят каждого ребенка с ложечки, что бы у каждого было свое внимание, его личное, не общее на всех, а у каждого ребенка — свое. За счет этого, они эмоционально гораздо лучше и быстрее развиваются.

В. Кузенкова: Что бы внедрить эту систему в другие детские дома, что требуется? Я так понимаю, что нянечек надо гораздо больше, и финансирование и так далее. В этом вопрос?

А. Кислицина: В первую очередь это работа с персоналом, именно в этом вопрос. Пока что это тормозит весь процесс.

В. Кузенкова: А, сама акция, сам флеш-моб, он как проходил? Из чего состоял, что делали участники?

А. Кислицина: У нас участники были разделены пополам. Первая половина символизировала ребёнка, который раскачивался на протяжении 2 минут, вторая половина подходила и обнимала, это то, что нужно каждому ребенку, обнимала, успокаивала, и уходила. Участвовало около 100 человек.

В. Кузенкова: Откуда были эти люди? Это были просто прохожие, или привлеченные специально на акцию?

А. Кислицина: Привлекали, целенаправленно, людей, это были студенты СПБГУ, профессора, наши участники движения и участники из других благотворительных организаций, которые тоже занимаются поддержкой детей без мам и пап — это «Перспектива», «Шаг на встречу».

В. Кузенкова: А, какие еще мероприятия планируются в будущем, аналогичные, или, может быть, другие?

А. Кислицина: В планах летом провести большой праздник на территории детского лагеря, праздник для детей с родителями и для детей без мам и пап. Будем интегрировать детей в общество. И, по планам осенью, каждую осень мы встречаем учебный год, праздник для детей с детских домов, на одной из городских площадок.

В. Кузенкова: А, летний лагерь, это что такое?

А. Кислицина: Дети ездят в летний лагерь, домашние ездят вперемежку с детьми из детских домов. Просто, как правило, отдельно общаются дети из детских домов, и отдельно дети домашние, между собой они не контактируют. Наша цель — что бы из «перемешать», что бы они как можно больше друг с другом взаимодействовали. Таким образом, будем проводить праздник.

В. Кузенкова: Я просто и мела в виду, детских лагерей много, здесь, какой-то конкретный существует?

А. Кислицина: Есть лагеря, в которые много приезжает детей из детских домов. У нас 3 таких лагеря, будем выбирать, в каком будет удобнее все это осуществлять. Потому, что это надо сделать по максимуму близко к Питеру. Есть очень хороший детский лагерь, не буду говорить его название, но он очень далеко находится. Будем выбирать максимально удобный для исполнения.

В. Кузенкова: Саша, помимо организаций мероприятий, то, о чем мы сейчас говорили, есть еще одно направление — кураторство детских домов, то, с чего началась наша беседа. Ты курируешь 3 детских дома?

А. Кислицина: Можно сказать, что 2 с половиной, один я курирую с помощником.

В. Кузенкова: В чем заключается работа в этом направлении? Что такое куратор, чем он занимается?

А. Кислицина: Я занимаюсь помощью именно в учреждениях, если есть материальные нужды, если нужно вывести детей к врачу, если нужно устроить детям праздник. Непосредственно в учреждении помощь. Приезжаем, общаемся, проводим мастер-классы, в рамках нашего волонтерского проекта, мы занимаемся детьми, привозим новых людей, потому то для детей это очень-важно позитивное общение со взрослым.

В. Кузенкова: А, если мы говорим о материальных нуждах, например, есть запрос из детского дома, каким способом ищутся средства, как эта схема происходит?

А. Кислицина: Мощнейший рычаг — это соц. сети. В соц. сетях бросается клич, что в детском доме нужно то-то и то-то, как правило, там находятся люди, готовые это купить и передать в детский дом.

В. Кузенкова: Помимо соц. сетей есть какие-то ресурсы? Где можно человеку, который хочет помочь, принять участие, где найти информацию, к кому обратиться?

А. Кислицина: У нас есть сайт otkazniki-spb.ru, там есть вся информация о проектах, обо всех учреждениях, с которыми мы работаем, там есть ссылки на группы в соц. сетях. В принципе, зайдя на этот сайт можно найти всю интересующую информацию, вплоть до контактов наших руководителей проектов и представителя движения.

В. Кузенкова: Саша, спасибо за экскурс. Еще одна тема, которую не могу не затронуть, на твой взгляд, в самую первую очередь, чего не хватает детям без родителей? Какая помощь нужна? Мы говорили про финансовую помощь, бытовые вещи, но, по моему ощущению, все-таки гораздо больше значит внимание, социализация.

А. Кислицина: Естественно, никакие наши материальные блага, наши подарки и праздники не заменят родителей и родительскую заботу. Потому, основным проектом у нас является усыновительский портал, который курирует сама Влада Борисовна, наш председатель движения. Наша главная задача, что бы детей в детских домах не осталось, что бы они все разъехались по семьям. Они все этого заслуживают, они все этого ждут.

В. Кузенкова: Что, на твой взгляд, мешает людям взять в семью ребенка из детского дома?

А. Кислицина: Отсутствие информации. На мой взгляд, большинство людей не знаю, что это, в принципе, такой же нормальный путь появления ребенка в семье, как и рождение своего собственного. Если ты можешь помочь, если у тебя есть жилье, есть материальный достаток, и ты задумываешься о том, что бы завести ребенка, то не должно быть препятствием. Это не должно быть панацеей от болезней, что семья не может завести детей, поэтому и усыновляют. Усыновлять можно и при здоровой семье, при наличии своих детей. Просто — отсутствие информирования.

В. Кузенкова: Сколько по времени занимает процесс усыновления?

А. Кислицина: Для того, что бы собрать все документы уходит, максимум, месяц. Это не так долго, не так сложно, и ничего страшного в этом нет. Потом, зависит оттого, как быстро встретится ваш ребенок.

В. Кузенкова: По твоим наблюдения, как происходит эта встреча, как люди узнают, что это именно их ребенок?

А. Кислицина: Когда я начинала ездить в детские дома, я себе строго настрого запретила рассматривать детей, как своих будущих детей, это всегда было для меня табу. Я всех детей люблю, но всех их люблю одинаково и ровно. Могу сказать, что даже при просмотре базы данных с детьми, просто екает и все, ты чувствуешь, что это твой ребенок. Он может быть внешне похож на тебя, либо на твою вторую половину, либо, что-то во взгляде, что зацепило. Но, бывают случаи, когда по фотографии это одно, а встречаешься с ребенком, и контакта нет. Но, самый здравый, на мой взгляд, подход к усыновлению, это когда ты не выбираешь себе голубоглазую блондинку, и здоровую полностью, когда женщина беременная, она же не знает, какой ребенок у нее будет. На мой взгляд, нужно брать первого, которого предложили.

В. Кузенкова: Особо не выбирать, в этом смысле.

А. Кислицина: Мне кажется, что это самый здравый подход.

В. Кузенкова: Саша, уверенна, что многие из наших слушателей после нашей программы, я на это надеюсь, захотят внести посильную лепту в это хорошее дело, которое вы делаете. Мы уже говорили, что есть два сайта, какие еще шаги, может быть группа в интернете? То есть, у человека мало времени, как правило, люди занятые, но вот хочу. Что делать, инструкцию самую простую, какие действия?

А. Кислицина: Заглянуть на наш сайт otkazniki-spb.ru и записаться на собеседование. Это можно сделать прямо там же, там все координаты есть. Прийти на собеседование, рассказать, что ты можешь дать детям, и, что бы хотела организация видеть от тебя. Можно даже не контактировать с детьми, но очень помогать. Если ты работаешь в полиграфии, какая-то печатная продукция — это очень важно. В первую очередь надо прийти на собеседование и познакомиться.

В. Кузенкова: Собеседование — это знакомство? Потому что, собеседование, само слово оттенок несет специфический, что бы люди не пугались такого экзамена.

А. Кислицина: Экзамена никакого не будет, это просто знакомство. Ты рассказываешь о том, чем тебе хотелось бы заниматься, и что ты можешь дать детям, организация предлагает какие-то свои пути решения.

В. Кузенкова: Саша, на сегодня, в рамках движения, по твоей информации, сколько людей задействовано, волонтеров, кураторов?

А. Кислицина: Руководителей проектов около 150, всего движение насчитывает более 5 тысяч человек. В группе основной, более 14 тысяч человек, то есть это те, кто заинтересован движением. Я думаю, что человек 300 активных есть, которые ездят постоянно в детские дома, организовывают праздники, медицинским сопровождением занимаются.

В. Кузенкова: Мне бы хотелось задать личный вопрос, наверно ты уже себе отвечала на него, тебе для чего вот это все? Зачем ты это делаешь? Это возможно как-то сформулировать?

А. Кислицина: Сложный вопрос. Мне это надо, это я знаю точно! Мне с этим хорошо, меня это спасает. Мне хочется этим заниматься, мне это доставляет огромное удовольствие. Когда у меня проблемы, или плохое настроение, я знаю, что я съезжу к детям и все будет хорошо, потому что общение с ними — незаменимо.

В. Кузенкова: А, спасает от чего?

А. Кислицина: Наверно от себя, о своих каких-то внутренних переживаний.

В. Кузенкова: А, в дальнейшем, есть ли какая-то цель, к которой ты идешь, совершая все эти действия, или это просто ежедневные небольшие дела, в рамках просто общего движения.

А. Кислицина: Цель у нашего движения одна — что бы не осталось детей в детских домах, что бы их всех разобрали, и мы спокойно стали заниматься старушками. Это наша самая большая цель — помогать старикам. Пока детей очень много, меньше их не становится, но мы работаем в этом направлении.

В. Кузенкова: Хотелось бы поговорить о том, почему детей становится больше, если в целом, благосостояние растет, я сужу по количеству IPhone в руках у людей, которых я вижу в транспорте, на улицах и так далее. Почему так складывается?

А. Кислицина: Наверно потому, что отказов и лишений родительских прав больше, чем решений о принятии детей в приемную семью. Это, как раз возвращаясь к вопросу об информировании. Отказываются от детей много, забирают детей немного. Идет такой диссонанс. Одного ребенка забрали, двоих привезли.

В. Кузенкова: А, почему происходят отказы? Есть какая-то статистика, что происходит?

А. Кислицина: Не благополучные мамы, как правило, отказываются от детей. Для них проще не воспользоваться какими-то контрацептивами, для того, что бы не забеременеть, а отказаться, к сожалению. Так же, лишение родительских прав — это в неблагополучной среде. Социальных сирот сейчас 90%, только 10% это полные сироты, у которых просто погибли родители.

В. Кузенкова: То есть, у этих сирот, их природные родители живы?

А. Кислицина: Да. У 90% детей в детских домах есть живые родители.

В. Кузенкова: По твоему опыту, они приезжают, видятся?

А. Кислицина: Как правило — нет, как правило — им не интересно. Но, дети все равно их любят, это их мамы и папы. Что бы они ни сделали, дети их все равно ждут и любят.

В. Кузенкова: Ваша задача, как раз сделать так, что бы они ждали тех, кто ответно будет их любить.

А. Кислицина: Мы. К сожалению, ничего не сможем с этим поделать, если ребенок до какого-то возраста жил с родителями, и он их помнит, то он их будет долго, долго, долго ждать и искать с ними встречи.

В. Кузенкова: Если речь идет об усыновлении достаточно взрослого ребенка, который помнит своих родителей, есть ли какие-то сложности, есть ли помощь родителям, которые решаются на такой шаг?

А. Кислицина: Психологическая поддержка, она, естественно есть, она необходима при усыновлении и для ребенка, и для родителей, потому что если ее не будет, то это будет повторный отказ. Существуют такие понятия, со смешными названиями, как «медовый месяц»- это когда ребенка только забирают, и он весь идеальный, сказали стоять — он стоит, сказали сидеть — он сидит. Потом начинается проверка для родителей от ребенка, вот я сейчас нахулиганю, выдержат они или нет, вернут или не вернут. И, конечно, ребенок может уйти в это с головой, и не все родители готовы это терпеть. Здесь подготовка важна, как и перед усыновлением, так и после, для усыновителей, что бы они были к этому готовы. Этот момент надо просто перетерпеть. Естественно, что существует такая поддержка, для усыновителей, и для детей.

В. Кузенкова: А, смысл такой проверки? Любят или не любят?

А. Кислицина: Любят или не любят. Вернут или не вернут, проверю ка я.

В. Кузенкова: И, с какого возраста дети так, или это всегда?

А. Кислицина: Это любой возраст, это бессознательно происходит, он не ставит перед собой задачу «доведу-ка я их побыстрее». Он такую задачу не ставит, это у него идет на бессознательном уровне, просто вот так происходит, к этому нужно быть готовым.

В. Кузенкова: Как раз ваша организация, в том числе, помогает с этим справиться, что бы «медовый месяц» повторялся.

А. Кислицина: Мы сейчас развиваем этот проект, сейчас это в работе.

В. Кузенкова: В чем заключается работа, это подготовка психологов, которые будут помогать?

А. Кислицина: Да, подготовка психологов, можно будет пообщаться с другими усыновителями, которые уже прошли через это. Комплексная поддержка людей, которая очень важна.

В. Кузенкова: Есть волонтёрское движение, я так понимаю, что люди общаются, это определенный круг, определенная семья по сути, некая клубность, так или иначе, общее дело объединяет. В случае если мы говорим о родителях, которые взяли детей из детского дома, может тоже что-то такое существует, где люди могут обмениваться опытом, как-то общаться. Что-то совместное, в этом направлении, есть?

А. Кислицина: У нас пока нет. Это, как раз, на стадии развития находится, этот проект, он и будет поддерживать от начала до конца.

В. Кузенкова: То есть, вот такие мероприятия, такие группы, это все будет?

А. Кислицина: Это все будет.

В. Кузенкова: Саша, у меня вот такой вопрос, я понимаю, что работа в соц. сетях, я могу видеть активность, она, по-моему, занимает 24 часа в сутки, если не больше.

А. Кислицина: 25.

В. Кузенкова: Есть ли, помимо основного дела, какие-то увлечения, хобби. Есть ли что-то, что происходит в свободное время?

А. Кислицина: Конечно есть. Без переключения деятельности никак нельзя. Я люблю фотографировать, слушать музыку, люблю читать книги. Увлечений очень много, главное — переключаться периодически, потому что, иначе, это все затянет, и выгорание происходит.

В. Кузенкова: Вот, как раз про выгорание хотела спросить, эмоционально эта тема не простая, действительно, вот, какие рецепты у волонтеров, потому что потом нужно вернуться в свою семью, что бы там было спокойно. Как за порогом оставлять все эмоции, переживания, есть рецепт?

А. Кислицина: Нет рецептов, и никак оно не остается за порогом, оно все равно проникает во все сферы жизни и счастливо там развивается и живет. У нас большое движение, мы все друг друга поддерживаем. Это командная работа, и если кому-то становится грустно или плохо, прилетает тут же «десант» наших волонтеров и спасают. Мы друг друга поддерживаем, друг друга очень любим, каждый понимает природу происхождения переживаний, и поэтому все друг друга поддерживают.

В. Кузенкова: «Десант», как я понимаю, с тортиками прилетает?

А. Кислицина: Кто что ест, с тем и прилетают. Мы знаем друг друга хорошо, привычки тоже знаем, и как-то помогаем друг другу.

В. Кузенкова: Саша, вот сейчас вы погружены в работу, какое будущее видишь, какую семью, о чем мечтаешь?

А. Кислицина: Я мечтаю, что бы у меня было много, много детей, это единственное мечтание. А, так, все идет так, как должно идти, все будет хорошо, в любом случае. Все, что бы ни происходило, это все надо с благодарностью принимать. Главное — что бы детей много было вокруг.

В. Кузенкова: Детей много вокруг. Есть личный вопрос, возможно на него не последует ответа, в свою семью планируешь взять ребенка из детского дома?

А. Кислицина: Да, конечно. Как иначе? Я пропагандирую усыновление, говорю о том, что народ не информирован, и при этом я сама не буду брать детей — это как-то не логично. Поэтому, да, я планирую взять много детей, когда-нибудь.

В. Кузенкова: У нас еще остается несколько минут, Саша, мы затронули ряд тем разных, но возможно, я в своих вопросах упустила то, о чем стоит сказать. Ты можешь обратиться к нашим слушателям.

А. Кислицина: Я, наверно, хочу добавить только то, что каждый человек в состоянии помочь, просто он не знает об этом. Поэтому мы с радостью готовы рассказать об этом людям. Если есть желание, приходите к нам на собеседование, заходите к нам на сайт otkazniki-spb.ru, и присоединяйтесь к нам, для нас люди очень важны. Будем всех ждать.

В. Кузенкова: и, опять же, хочу напомнить, что помощь может быть совершенно разной, то не всегда материально, иногда, это просто время, иногда это полезное знакомство, которым можно поделиться. Поскольку я слежу за действиями группы, помощь очень разная и иногда достаточно простого звонка, который тебе стоит 3 рубля, но это позволяет решить большие и важные для детей вопросы.

А. Кислицина: Да, совершенно верно.

В. Кузенкова: Саша, еще раз спасибо за то, что приняли приглашение поучаствовать.

А. Кислицина: Спасибо вам.

В. Кузенкова: Желаю вам удачи, сил, побольше поводов для улыбок и тебе, и подопечным, которых, действительно, очень много. Я желаю, что бы их становилось меньше.

А. Кислицина: Спасибо большое.

В. Кузенкова: И, вместо послесловия: пару лет назад мне удалось побывать на спектакле «маленький принц», который поставили ети из 51 детского дома. Я хорошо помню, что что-то перевернулось в груди, во время этого спектакля. И, насколько проникновенен сам Экзюпери, но в исполнении этих детей он был...даже слов не подобрать. У взрослых мужчин стоял ком в горле, что же говорить о нас, девчонках, ревели не стесняясь. И планета у нас одна своя, и детей чужих не бывает. Главное — помнить об этом. С вами была Вероника Кузенкова, и программа «Преодоление». До встречи на Podster.

Ширина

Последние выпуски подкаста «Преодоление» можно объединить в тематический блок. У нас был женский выпуск с Мариной Калининой, также в гостях были счастливые мамы и папы, мы говорили о детях, окруженных заботой и любовью. Но если продолжить тему семьи, мы неминуемо выйдем на вопрос «ничейных деток», которым тоже нужна семья, но у которых ее на сегодня нет. Именно об этой теме двенадцатый выпуск программы «Преодоление». И у нас в гостях Александра Кислицина, руководитель проекта «Город детства», который существует в рамках общественного движения «Петербургские Родители».

В нашем подкасте:

— Каково это — иметь более 100 детей?
— В чем причины того, что количество детей в российских детских домах не уменьшается?
— Чего больше всего не хватает детям, живущим без родителей?
— О флеш-мобе «Право на любовь» и других инициативах общественного движения «Петербургские родители».
— Зачем посвящать свою жизнь «чужим» детям?
— Насколько сложно взять в семью ребенка из детского дома?
— Как можно помочь детям, если ты никогда не занимался благотворительностью? Какая помощь нужна?

Выпуски

Комментарии