Вера в живое и настоящее

0
24 июля 2012
2807 прослушиваний

Требуется обновление Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Встроить
Текстовая версия

В. Кузенкова:Здравствуйте, дорогие друзья. В периодических набегах на Петербург, я стараюсь записывать для вас, новые выпуски подкаста «Преодоление». Сегодня у нас будет очень необычная программа, потому что в гостях у Podster профессиональный волшебник, человек, который ежеминутно заставляет людей вокруг убеждаться, что невозможное возможно, и будит веру в живое и настоящее. За соседним микрофоном у нас Александр Кравцов, президент группы компаний «Руян», основатель бренда «Экспедиция» и один из основателей Руян-города. Александр, здравствуйте.

А. Кравцов: Здравствуйте, Вероника. Здравствуйте, дорогие друзья.

В. Кузенкова:Честно, я теряюсь, с чего начать наш разговор, потому что у вас и у «Руяна» такое количество невероятностей и преодолений за плечами. Предлагаю начать с книги. В 2011 году вышла книга «Бизнес, как экспедиция.Честная история для героев и волшебниц». О чем эта книга?

А. Кравцов: Хочется сказать несколько слов об историиее появления. Последние года 3-4, я и мои товарищи из компании «Руян», из бренда «Экспедиция» и вообще из российского делового сообщества, мы тратили много сил и здоровья для того, что быстроитьпредпринимательскую среду в России, строить предпринимательскую среду вокруг себя. Иногда мы собираемся на больших плотах, движущихся по рекам, по 20-25 человек, и думаем о новых проектах, которые могу положительно повлиять на развитие предпринимательской среды. Однажды мы решили издать серию книг о предпринимателях, потому что мы считаем, что предприниматели — это элита России, которые действуют вопреки особенностям нашей системы, и товарищи подумали, что первую книгу должен написать я, а администрировать меня поставили другого сильного человека — это Вадим Григорьевич Лобов, первое лицо московского финансово-промышленного университета. Нельзя сказать, что когда-то я хотел стать профессиональным писателем. Сначала была журналистка, которая расшифровывала диктофонные записи, потом были профессиональные писатели, потом пришлось все переписывать самому. В итоге появился труд, который называется «Бизнес, как экспедиция. Честная история для героев и волшебниц». По сути, мы эту книгу смонтировали. Она состоит из коротких историй, прожитых на себе. Последовательность следующая: сначала дет анекдот либо эпиграф, затем идет какая-то короткая бизнес-мысль, потом идет 2-3 коротких красивых историй-иллюстраций, о том, как эта мысль подтверждалась,или не подтверждалась в жизни. В общем, эта книга, с одной стороны, о последовательности шагов которые молодой человек, или девушка, совершают на пути обретения веры в себя, с другой стороны, очень часто эта последовательность шагов позволяет начинающему предпринимателю превратиться в «матерого волка».

В. Кузенкова:Александр, миссия бренда «Экспедиция»- будим веру в живое и настоящее. Каким образом, эта красивая фраза реализуется в жизни?

А. Кравцов: Очень не простой вопрос. Бренд «Экспедиция отличается от большинства того, что мы видим на рынке честностью проживания историй на себе. Достаточно легко найти какую-то бабушку, сказать, что «проверено холодом», и начать шить снаряжение. Мы проходим 2 этапа, сначала мы придумываем какую-то заморочку, которая нам интересна, и потом, двигаясь в направлении этой заморочки, встречаем трудности или не встречаем трудности, но в любом случае мы совершаем действие, будь-то «Экспедиция» или «Руян-город». Очень легко говорить, сидя в студии в Санкт-Петербурге, или в офисе в Москве, и рассуждать о том, какие где-то крутые горы, какие льды на северном морском пути. Но, находятся люди, которые проходят северный морской путь, или находятся люди, которые не на словах создают интеллектуальную бизнес-собственность, и доказывают ее состоятельность во всем мире. Эти люди действия, самим фактом своего существования воздействуют на тех, кто за этим наблюдает, они создают положительный пример. У меня, в студенчестве, было 2 товарища, они сформулировали теорию, что человек, который ограбил банк, более достойный, чем человек, собиравшийся перевести старушку через дорогу. Я не призываю грабить банки.

В. Кузенкова:А, может быть, все-таки, стоит?

А. Кравцов: Может быть и стоит, смотря какие банки, и смотря для чего. Я не призываю делать ничего не законного, с точки зрения законодательства Российской Федерации, я предлагаю меньше болтать и совершать больше действий. Когда случили дела на Манежной площади, на Болотной, мы готовились к гонке «Экспедиция-Трофи», которая традиционно проходит 23 февраля, по 8 марта по направлению Мурманск-Владивосток. Нам вечно везет, то президентские выборы на гонку выпадут, то Олимпиада. Было понятно, что команды, которые едут 2 недели со скоростью 1.500 километров в сутки, они далеки от идеалов, освещаемых российскими средствами массовой информации, и было понятно, что «Экспедиция» всегда вне политики, мы не знали, что с этим делать. Дело не в том, что мы отменили зачет в гонке. Сначала мы хотели делать анти-митинги, затем мы подумали, что анти-митинги, это тоже политика. Тогда, в эти сроки мы сделали 15 мероприятий, в 15 городах от Владивостока до Мурманска, и говорили мы примерно следующее, что «это не важно, вы в партии власти, или вы воюете с партией власти, важно — что бы вы делали свое дело хорошо. Что бы, несмотря на все оптимальности, которые существуют в нашей стране, несмотря на те не оптимальности, искаженные смыслы которых существуют, просто, если вы делаете свое дело хорошо, это значит, что вы преодолеваетесопротивление внешней среды. Тогда не важно, белые будут у власти, или красные, желтые, малиновые, все в этой стране будет хорошо». Вот с этим посылом мы провели свою гонку, с 15-ю мероприятиями, собирая ярких людей, легенд Родины, молодых предпринимателей, и пытаясь им, с одной стороны, донести эту простую мысль, с другой стороны — пытаясь объединить их друг с другом.

В. Кузенкова:Александр, я планировала немного позже поговорить про гонку «Экспедиция-Трофи», но раз тема зашла, я предлагаю ее развить, потому что в 2006 году я впервые услышала об этой гонке, и стало понятно, что такое приключение, это приключение всей жизни для многих, что-то такое невероятное и безумно вдохновляющее. Как родилась идея гонки? Мне кажется, что это отличный пример преодоления, потому что надо решиться и все сделать. Мне бы хотелось поговорить, и как со стороны организаторов, людей, которые родили эту идею, и со стороны участников.

А. Кравцов: На эту тему могу говорить очень долго и эмоционально. Компания «Руян», которую я возглавляю 17 лет, создавала бренды бытовой химии с 95 по 2003 год, средства от комаров, Раптор, Mosquitol, и другие. В 2002 году появился бренд «Экспедиция», и мы сразу поняли, что он имеет огромный потенциал. Миссию «будим веру в живое и настоящее» мы сформулировали чуть позже, мы ее уже перефразировали, изначально это было — «мы будим веру у людей в настоящую жизнь». Мы сразу стали строить зонтичный бренд, появилось снаряжение, появился журнал, появился проект «Экспедиция — живая музыка». Когда пришло видение, что бренд должен быть глобальным, мы решили, что сделать его глобальным очень просто, можно сделать мощную самую интересную гонку в мире через всю Россию, нужно снять фильм, который получит «Оскара», и эта проблема будет решена. Со сценарием фильма мы работаем до сих пор, что касается гонки, я никогда до этого не занимался организацией автомобильных состязаний, более того, девиз «экспедиции»- «дороги хватит на всех», на мужчин на женщин, на джиперов, на альпинистов, на музыкантов, на подводников, на полярников, на археологов. Наша цель всегда была создавать поляну, на которой собираются живые люди. Когда была придумана гонка, я обратился к человеку, известный шоумен в нашей стране — Коля Фоменко, мы встретились в ресторане «Экспедиция» в Москве, он мне очень аргументированно объяснил, почему у меня ничего не получится. Знаете, когда мы говорим про преодоление, очень важно, когда тебе очень аргументированно объясняют, почему это невозможно. Мой вам совет: отвечайте цитатой из Наполеона Бонапарта «невозможно — это слово из словаря глупцов». К счастью, у меня были другие знакомые, есть такая группа, которая создала в России вид спорта «каякинг», во главе у них стоит Саша Давыдов. Давыдов, в России, был маршалом «CamelTrophy», это была мировая гонка, ни на что не похожая, и, когда японцы, позже, перекупили бренд сигарет «camel», его похоронили. И, как сказал Давыдов, это такой галеон, набитый золотыми монетами, который лег на дно. Участники «CamelTrophy» во всем мире плакали, когда эта гонка прекратила свое существование. С одной стороны, мы решили создать совершенно новый формат автомобильных состязаний, ни на что не похожий, с другой стороны, существенную часть философии «CamelTrophy» мы взяли, и существенная часть ветеранов «CamelTrophy», которые в России в «CamelTrophy» участвовали, вошли, как в масштаб, так и в число первых участников. В России не было и нет мероприятий похожих, потому что сделать региональное мероприятие, будь то «Ладога Трофи», под Санкт-Петербургом, или многочисленные Off-Road дела в каждом из регионов России, это не очень сложно. Но, сделать логистику, организацию от Мурманска до Владивостока, вырвать людей из жизни на месяц, примерно столько времени проходит от момента, когда люди уезжают из дома, до момента, когда они возвращаются домой, найти финансирование команды, не считая стоимости подготовленных машин, это примерно 25 тысяч долларов на команду, и вообще, убедить людей участвовать в нереальном проекте, который в принципе не возможен. Это был хороший вызов, и, когда Саша Давыдов, который стал главным комиссаром гонки, сказал, что это крутейшая идея и у нас все получится, я понял, что у нас действительно все получится. Я обращался к совершенно разным людям, и ни один человек, после 3-4 минут разговора, не отвечал мне отказом. Например, есть в Питере один юрист, один из самых лучших специалистов в области защиты интеллектуальной собственности, Вадим Усков, мы с ним были знакомы много лет, 4 минуты и он согласился стать главным судьей в гонке «Экспедиция Трофи», взяв на себя обязанность решать все юридические вопросы, включая встречу с главными Гаишниками страны, о разрешении проведения мероприятия на трассах общего пользования. Дальше надо было придумать предварительные правила, сесть в свои машины, в рамках этих правил и доехать до Владивостока. Мы это сделали, поняли, что участники не должны ночевать на снегу...

В. Кузенкова:Александр, прошу прощения, что вас перебиваю. То есть, прежде чем по маршруту пошли участники, это я комментирую для наших слушателей, вы сами полностью проехали весь маршрут.

А. Кравцов: Прежде, чем по маршруту пошли участники, мы сами проехали весь маршрут, в рамках тех правил, которые были заранее обозначены. Предварительные правила были в том, что в каждой команде 6 человек, 2 автомобиля, минимум 1 женщина, и, если один человек покидает команду, то сходит вся команда, не может быть замен, и много чего еще. Одной из изюминок было пересечение Байкала по льду, практически всегда «Экспедиция Трофи» пересекает Байкал по льду, либо вдоль, либо поперек. И, у женщины, которая была в нашей группе, Оксаны Капутиной, у нее была клаустрофобия, она дико боялась выезжать на лед, потому что каждый год на Байкале тонет несколько десятков машин, но, каждый преодолевает что-то свое. Когда уже были правила, когда один из центральных каналов согласился освещать это мероприятие, когда мы полгода потратили на подготовку, у нас было всего 2 команды желающих. То была полная жесть. И, одновременно у нас шел проект «академия предпринимательства, впервые запущенный в 2004 году, это было 20 совершенно безбашенных ребят, и, даже сейчас, участие в любой внедорожной гонке в России не превышает 2000 долларов, эти 20 человек продавали корпоративные команды вгонку, которой никогда не было, по цене 30 тысяч долларов за команду. Они продали 10 команд. Это были корпоративные команды. После того, как мы в час ИКС, понимая, что у нас осталось 3 месяца, и у нас 2 команды, объявили чрезвычайное положение во всей компании, через месяц у нас было больше 100 команд, из которых было 10 корпоративных, и остальные 70 были в рамках конкурса. Мы готовы были сделать эту гонку любой ценой, она получила 5 мировых рекордов, как «самое протяженное автомобильное состязание мира», как «самое большое количество женщин, участниц трансконтинентальной автомобильной гонки», как "самый большой концерт на льду Байкала «мы туда привезли Bony-M, и шатер Московского цирка. Параллельно гонке шел поезд, нам не разрешили покрасить его в оранжевый цвет, поскольку в то время были события на Украине, и администрация президента заявила РЖД, что по России не могут ходить поезда, покрашенные в оранжевый цвет, поэтому мы покрасили его в белый цвет. У нас было 14 вагона поезда, 3 вагона-ресторана, вагон — клуб, вагон — штаб, вагон — баня, 2 вагона не трезвых журналистов, и вагон, в котором мы жили сами. Этот маршрут поезда оказался рекордным по маршруту в мире, потому что он прошел по маршруту Москва-Мурманск-Владивосток-Москва, и все руководство РЖД встречало его на перроне, когда он вернулся. В общем, мы совершили эту невозможную задачу. Что еще важно? Важно то, что во время всех известных гонок, как в России, как Дакара, так и других, очень часто бывают человеческие жертвы. Я могу сказать, что мы проводит гонку «Экспедиция Трофи» с 2005 года...

В. Кузенкова:Это сколько всего гонок уже прошло?

А. Кравцов: 5. мы освещаем все автомобили на старте, нам везет. У нас было много аварий, в том числе и тяжёлых аварий, но пока что нам везет, у нас не было ни одной трагедии с потерей человеческих жизней.

В. Кузенкова:Это при том, что это зимняя гонка, и это гораздо сложнее чем «Париж-Дакар»

А. Кравцов: Это не то, что сложнее, чем Париж-Дакар, это иное. Что ещёсказать? Я могу сказать, что все участники «Экспедиции Трофи» пасли очень много жизней. У нас есть куча благодарностей. Мы встречали и автобусы перевернутые, с детьми на трассе. Мы встречали тяжелые аварии с человеческими жертвами, где участники «Экспедиции Трофи» оказывали медицинскую помощь до приезда скорой помощи, либо сотрудников МЧС. Каждую гонку мы кого-то спасаем. При этом каждая машина вытаскивает 3-4 машины из кюветов по дороге, это такое развлечение, норматив- 3 минуты.

В. Кузенкова:Серьезное развлечение. Александр, мы уже заговорили о проектах, которые будят в остальных веру в живое и настоящее, как пример, та же самая гонка. А, что когда-то разбудило вас, что заставило уйди из достаточно понятной зоны бизнес-проектов, которые вы называли, и уйти в «Экспедицию», в совершенно неизведанное? Что стало ключевым моментом, что побудило?

А. Кравцов: Компания «Руян» никогда не существовала для зарабатывания денег. В 95 году, я и мои товарищи, с которыми мы вместе учились, и заканчивали в Москве «Керосинку», это базовый ВУЗ в области поиска и разведки и добычи нефти и газа. Это был наш ответ на вызов окружающей среды, и это был наш способ строить своими руками достойный образ жизни для себя, для своихблизких. В какой-то момент, когда оборот превысив десятки миллионов долларов, стало понятно, что если ты себе купишь еще 4 600-х мерседеса, ты от этого ни на грамм не станешь счастливее. Стало понятно, чтосуррогатное общение — ты стоишь в пробках, ты встречаешься с какими-то банкирами, с пафосными телевизионными рекламщиками ведёшь переговоры с западными поставщиками, это все меньше напоминает жизнь. Как у многих, у нас были хобби, мы ловили рыбу, жили в лесу, пели песни, но жизни становилось все меньше, и радости от прибыли тоже становилось все меньше. Сама «Экспедиция» началась с ресторана «Экспедиция», но это был поиск проекта далекого от того, чем мы занимались раньше. Идея была в том, что поскольку «Руян» играет на стыках ниш, и мы придумали ресторан, в котором 100% персонала путешествует, заготавливает рыбу, ищет рецепты, собирает песни, и за счет этого, может своим гостям намного честнее, чем все остальные рассказать, что вот эта рыба — это нельма, она никогда не ела комбикорм. Этот лосось он с Камчатки, он тоже никогда не ел комбикорм, а если вас где-то в другом месте угощают норвежским лососем, то вероятность того, что он ел генетически модифицированный корм очень высокая, и чем это все кончится — не особо понятно. Нас это увлекло. Это скорее был вызов не который нам бросила окружающая среда, а это было перенаправление себя в область, где меньше денег и больше риска, но где точно больше счастья. Мы очень рады, что по этому направлению пошли. Если говорить честно, то в итоге, денег все равно больше.

В. Кузенкова:Александр, мало того, что вы сами пошли по этому пути, я знаю, что вы еще и увлекаете за собой очень заразительно, потому что знакомство с вами, с сотрудниками компании, с компанией «Экспедиция», первое такое яркое впечатление, первая мысль, что это не работа, люди так живут. То есть, нет вот этого разделения, что тут я поработаю, а тут я жить пошел. Это все целостное, оченьискреннее, чего очень не хватает. Я думаю, что это привлекает огромное количество молодых и талантливых людей к «Экспедиции». Я знаю, что есть и ответный запрос. Вот, немножко подробнее об этом, о том, что «Экспедиция» делает для молодых предпринимателей, и вообще в работе с молодежью.

А. Кравцов: Вначале я прореагирую на то, что это не работа. Во-первых, это действительно так. Хотелось бы добавить то, что понятно, что мир состоит из взрослых и детей, а взрослые состоят из мужчин и женщин, когда мы говорим, что у нас внутри находятся герои и волшебницы, когда мы говорим, что в результате общения героев и волшебниц в итоге появляются волшебные дети, имеет смысл поговорить о том, кто такие герои. И, то, почему ушли в «Экспедицию» из бытовой химии. Герои, это не особи мужского пола, а мужчины, они бывают такими и в 22 года, и в 62 года, тем не менее, это осознавшиеся мужчины, которые понимают, что они могут все, у которых есть легкая грусть в глазах по поводу того, что каждый день похож на предыдущий. Иногда бывает, что в 42 года они говорят, что они постаревшие Иван-Царевичи, но внутри все равно сидит чертенок, внутри сидит мечта о том, что вдруг завтра день будет не похожим на предыдущий. Их мы ловим очень цинично, мы вокруг них создаём среду, где у них каждый час не похож на предыдущий. Ради этого они готовы уходить из своих банков, или временно уходить из своих банков, ходить зимой в туалет на улице, это скорее про волшебниц, и многие другие вещи. С волшебницами все вообще просто. Там, где есть высокая концентрация героев, волшебницы подтягиваются сами. Как на Байкале — опускаешь прожектор в воду, подтягивается планктон, за планктоном подходит омуль. Поэтому, на героев мы ловим волшебниц и мы создаем контур. Внутри этого контура метаются флюиды, там создается невероятная энергетика, иногда от этого рождаются дети. Часто от этого рождается дружба. Позавчера появилась надпись на оранжевой футболке «легкий флирт большой любви не помеха». Знаете, у меня есть удивительный друг, ему 63 года, он большой строитель в Новосибирске, его зовут Сергей Павлович Начаров, он в Новосибирске построил все самое интересное, что там есть, включая Белую часовню на Красном проспекте. Когда я его спрашиваю: «Палыч, тебе 63 года, откуда столько энергии?», он мне говорит: «Саша, у меня есть друг, ему 83 года, он сел на яхту с внуками, поехал по Оби до Карского моря, это 3.5 тысячи километров, вышел в Карское море, хотел выйти до Мурманска, потом подумал, что ему дорого будет поездом гнать яхту поездом, из Мурманска в Новосибирск. Развернулся и пошел 3.5 тысячи километров против течения». Если мне кто скажет, что это не молодой человек, я посмеюсь. Поэтому, когда какие-то волшебники говорят, что в 42 года Иван-Царевич постарел, я улыбаюсь вежливой улыбкой. Конечно, мы притягиваем молодых людей, но мы притягиваем молодых людей, которым по 60, и молодых людей, которым 23-28. Мы встречаем их на поляне «Экспедиции», с одной сторонымы отдаем ту мудрость, тот навык, то понимание, что если все делать правильно, не останавливаться, не ложиться спать в снег, не сходить со своего пути, то раньше или позже все будет хорошо, особенно, если ты окружаешь себя правильными людьми. С другой стороны понятно, что от тех, кому сейчас 23-25 энергия просто брызжет, есть другая надпись на оранжевой футболке «фан-клуб перекрёстного опыления» вот этот ядерный реактор и дергает нашу ладью вперед.

В. Кузенкова:"ядерный реактор«, про него хотелось бы поговорить подробнее, потому что собираемся вместе, действительно много энергии, талантливые ребята. Что дальше? Куда эту энергию направлять, куда она идет и какая роль «Экспедиции», «Руяна» в этом?

А. Кравцов: Тут есть 2 истории: хорошая, и очень хорошая. На наших полянах действует правило немедленной эвакуации, если человек матерится при женщинах, или употребляет крепкий алкоголь, или просто не настроен совершать звездные результаты, мы его эвакуируем в ближайший населенный пункт. Сейчас регулярно проходят форумы «G-20», мы там все время выступам, рассказывая о Руян-городе. Недавно мой товарищ летал в Мексику на «G-20», встретил там парня, которого мы эвакуировали с нашей поляны 3 года назад, и тот благодарил, он говорил, что его жизнь изменилась, потому что он увидел, что возможно иное, что можно жить по-другому, можно делать по-другому. Очень часто мы соприкасаемся с людьми, и мы даже не знаем, в каком месте, как они взяли не то, что бы от нас, у нас нет амбиций, что бы люди брали что-то от нас, то, что они взяли на нашей поляне, которая привлекла много живых людей, сильных, красивых и ярких людей, помогло человеку двигаться дальше. С его точки зрения, это помогло ему стать тем, кем он сейчас является — это одна история. Вторая история, когда человек попадает к нам внутрь, это бывает не так часто, более частая история, когда человек становится нашим бизнес-партнером. Партнеры бываю разные, бывают интеллектуальные взаимные спонсоры, мы с ними просто советуемся по специализированным вопросам, бывают партнеры по креативу, бывают бизнес-партнеры. Мы хотим, что бы в России, не зависимо от того, сколько стоит баррель нефти, недавно появилась надпись на оранжевой футболке «И, на развалинах Газпрома напишут наши имена». Я ни коем образом не против компании «Газпром», я не против того, что бы мы извлекали все возможные выгоды из существующей ситуации, но я за то, что бы мы понимали, почему финская экономика, или новозеландская экономика более конкурентно-способная, чем Российской Федерации, я за то, что бы с этим что-то делать. Когда приходят, не важно, на форумах «Селигер», или на наших форумах, ребята, и говорят: «я придумал у себя в Урюпинске маленький и красивый проект», мы ему говорим: «Дружище, а давай мы твой маленький, и красивый проект сделаем федеральным? Для этого нужно причесать, помыть, сделать ему красивый логотип, и поместить тебя в правильное сообщество». Если это действительно работающий проект, то вероятность того, что он станет национальным очень высокая. Но, честно сказать, такое бывает не часто. Чаще бывает другое — у нас в загашнике есть десяток другой проектов, и когда мы находим яркого и интересного человека, потенциального героя, либо волшебницу, мы достаем из этого загашника еще не созданное бизнес-оружие и говорим: «давай ты сделаешь бренд «1+1», товары для влюбленных, или ты сделаешь бренд «Парламентер», товары для примирения, или давай ты сделаешь продукт «набор для секса в экстремальных походных условиях». Кстати о последнем, этот набор был придуман в 2002 году, 2 года он лежал, потом появилась девочка, она сделала этот набор, с тех пор мы продали их около миллиона...

В. Кузенкова:Я так понимаю, что «Экспедиция» явно помогает повышению рождаемости.

А. Кравцов: Во-первых, и не мешает. Помимо влажных салфеток, помимо кубиков с гранями, помимо повязки для глаз и наколенников, для сохранения колен, в этом наборе есть презервативы. Я не до конца уверен, что презервативы помогают рождаемости в Российской Федерации, но я точно знаю, что этих наборов продано между 700000 и 1 000 000, за последние 7лет при розничной цене- 12 долларов, это получается от 8 до 10 миллионов долларов за маленькие коробочки. Потом мы сделали набор «все для секса на пляже», «все для секса в офисе», «все для секса в автомобиле», «все для секса на горных лыжах», и сейчас делаем «все для секса в поезде», но его пока не сделали.

В. Кузенкова:Калькулятор я предлагаю сделать уже нашим слушателям самостоятельно. Но, так или иначе, вечные ценности, они активно используются «Экспедицией».

А. Кравцов: Безусловно.

В. Кузенкова:Александр, выход из темы у нас получился несколько фривольный, но мне бы хотелось вернуться к серьезным вещам, они не отметают необходимости флирта при большой любви. Вот, как раз о большой любви. Руян-город — особый совершенно проект, и пока у нас есть время, мне бы хотелось поговорить о нем.

А. Кравцов: Вероника, знаете, трудно говорить о Руян-городе, с человеком, который та мне был, поэтому я вас лично приглашаю

В. Кузенкова:Спасибо.

А. Кравцов: Я приглашаю слушателей программы. Руян-город находится между Новосибирском и Томском. У нас там есть 2 серийных мероприятия — это первый снег, 3-я декада декабря, и, это паводок- 3-я декада апреля. На самом деле, мы рады в любое время видеть там живых людей. Следите за нами через интернет. Как появился Руян-город?

В. Кузенкова:И, почему именно Руян, почему такое название?

А. Кравцов: Во-первых, наша компания называется «Руян», и, это остров, до 1168 года, там была столица самой сильной славянской цивилизации, Пушкин его называл «Буяном», сейчас этот остров называется Рюген, и находится на территории Германии. Там жили люди, которые очень дорожили своим мировоззрением, дорожили своими идеалами, совей верой. Католической Европе пришлось устроить Крестовый поход, что бы разрушить, и по некоторым данным Рюрик пришел на Русь именно с той стороны. Там было несколько духовных центров славян, Аркона на Руяне была одним из них. Можно удариться в пафос, и сказать, что если перевести Руян на китайский язык, на иероглифы, то получится дорога солнца или путь света. Насколько я понимаю, у нас очень молодая аудитория слушателей, хочется сказать про героев, волшебниц, преодоление, очень часто мы рискуем попасться в ловушку слова «или»- или мы делаем доброе дело, или зарабатываем деньги, или мы тут живем, или мы тут работаем. Для нас, то, что мы заложили Руян-город, было духовным суперпроектом, который никоим образом не отметает пользу от этого проекта для тех, кто занимается предпринимательством, для тех, кто зарабатывает свой трудовой хлеб без воровства, коррупции, наркотиков и прочей дряни. Мы заложили город в центре России, если вы посмотрите на карту, Руян-город находится в самой середине. Мы год думали, перед тем, как его заложить, мы думали, чем город отличается от деревни -город доминирует на территории, а деревня пытается в ней уживаться. С этой точки зрения, города с населением в полмиллиона, миллион, они не доминируют, они выживают. Руян-город, безусловно доминирует в России в области молодежного предпринимательства, так же доминирует в области предпринимательства развиваемого по франчайзингу, но это одна из сторон жизни. Если вы поговорите с самыми талантливыми ребятами в авторской песне, они скажут, что знают это место, и любят устраивать там концерты. Если вы поговорите с интеллектуальной элитой Сибирского федерального округа, будь то Томск, или Новосибирск, они скажут, что знают это место. Если вы поговорите с самыми сильными футурологами СНГ, они скажут, что знают это место. Мы строим площадку, где есть удивительный вид на Обь, с обрыва который идентичен тому обрыву, который находится на Арконе в Рюгене. Там очень сильная энергетика. Мы живем в больших городах, мы становимся не живыми. Когда человек приезжает в Руян — город, он за сутки оживает, а потом, общаясь с другими людьми, принципиально быстрее, принципиально лучше люди подстраивают друг друга на коммуникации, потом, кто-то уезжает в Хабаровск, кто-то уезжает в Сан-Франциско, но они вместе строят паутину проектов, которые позволяют материально существовать всему сообществу. Чем больше живых людей будет в этом сообществе, тем оно будет сильнее, тем оно будетрадостнее. Мы иногда играем в запредельные вещи, а иногда не позволяем себе делать запредельные вещи. Например, мы запретили ревность в Руян-городе, как и продукцию некоторых мульти национальных американских компаний, но мы хотели сделать фестиваль «Экспедиция-зачатие» с тем, что быдействительно улучшать демографическую ситуацию на территории Российской Федерации, и мы его не сделали. Мы его не сделали потому, что с точки зрения православной церкви, если только официально зарегистрированные мужья и жены будут участниками «Экспедиция-зачатие», тогда это хорошо. Мы хотели, что бы фестиваль, как и гонка «Экспедиция — Трофи» был и коммерческим и не коммерческим. И в течение 15, заметьте, не 9 месяцев, после окончания фестиваля, если бы у зарегистрированных участников фестиваля появлялись дети, физически рожденные, или усыновленные, они бы становились гражданами Руян-города, им бы попадал призовой фонд, собранный фестивалем, и это было бы чудесно. Но, что-то нас, пока, удержало. Все впереди.

В. Кузенкова:Действительно, планы потрясающие, даже не знаю, как на них реагировать. Мы уже поговорили про город. Но, зачем люди вообще основывают города? В новейшей истории, в привычной нашей жизни, сочетание «создать город», оно какое-то космическое. Зачем основывать города?

А. Кравцов: Вероника, я бы хотел напомнить, что мы являемся участниками программы «Преодоление».

В. Кузенкова:Да, я об этом хорошо помню. Именно поэтому я и задаю этот вопрос. Этот шаг — это определенный уровень мысли, масштаба мысли. Для меня это, как раз, часть преодоления тех барьеров, которые есть у людей в голове, потому что огромному количеству людей, которые слушают нашу программу, находятся в русскоязычном поле, им даже в голову не придет идея основать город. Вам эта идея пришла.

А. Кравцов: Многомерный ответ на этот вопрос, Вероника. Дело не в том, кому пришла идея. Например, однажды, одному человеку пришла идея построить храм в Антарктиде, у него катастрофически не хватало ресурсов, что бы это сделать. Это был не первый храм, который он хотел построить, это Петр Иванович Задиров — парашютист-испытатель. Я об этом узнал, это была не моя идея, но мы с ним вдвоем построили храм в Антарктиде. Пока мы его строили, в течение нескольких лет, каждый сотрудник компании «Руян» гордился тем, что он работает в компании, которая строит единственных храм на целом континенте. Храм действует на станции Беллинсгаузене. Поэтому, не важно, кому принадлежит идея создать Руян-город. У меня есть один из девизов, что «только за безнадежные дела стоит по-настоящему сражаться». Для того, что бызаработать100 рублей, или купить однокомнатную квартиру в хрущевке, или на иномарку в кредит, можно, конечно напрягаться, но жалко напрягаться. А, когда ты понимаешь, что ты можешь почти все, тебе трудно найти задачу себе по плечу. Решиться на то, что бы заложить город, это очень мощный энергетический выплеск, не одного человека, а ряда людей. И, это не то, что бы способ себя уважать, не то, что бы способ проводить каждый день в своей жизни, не то, что бы способ эпатировать тех, кто смотрит на тебя, и тех, кто думает о своем будущем, это все вместе. И, я думаю, что попытка расчленить эту многомерность она не верна, тут можно что-то чувствовать, о чем-то можно мечтать. Как когда-то гонка «Экспедиция-Трофи», как храм в Антарктиде, для нас самих это стало вызовом. И, понимаете, это же Сибирь, а с другой стороны — мы живем в этой стране. Я не думаю, что для кого-то я открою Америку, если скажу, что у Китая есть доктрина, что вся Сибирь до Урала, в будущем станет территорией КНР. К сожалению, я могу констатировать тот факт, что есть существенная вероятность того, что такое развитие возможно. Лично мне эта вероятность не нравится. Для меня, Россия без Сибири — это уже совершенно другое государство, и оно для мен принципиально другое государство. И я, и мои товарищи считаем правильным защищать эту территорию, и Руян-город, безусловно, решает эту задачу. Первый камень в закладку основания Руян-города мы привезли с Рюгена, во время парусной экспедиции осенью по Балтийскому морю, мы привезли 6 камней. Иными словами — мы хотим заложить 6 городов, я думаю, что несколько из них будет на территории Российской Федерации, а несколько за территорией, и так же мы дружим с теми, кто в мире закладывает новые города, потому что те смыслы, в которых нас удерживает современная цивилизация, они большинству живых людей не нравятся. Мы знаем американцев, которые инвестировали «Facebook» на ранней стадии, они сейчас на побережье Парагвая пытаются развивать новые города по франчайзингу. Это очень интересно.

В. Кузенкова:Безусловно, интересно. Александр, мы уже много говорили про смысл, про важное. А, что для вас самое важное в жизни? Я понимаю, что это меняется, но на сейчас.

А. Кравцов: Для меня очень важно подавать правильный пример, я уверен, что это единственная правильно-работающая методика воспитания для своих сыновей, у меня их 2. Я уверен, что у меня еще будут дети. Им тоже сейчас подаётся пример. Это, наверно, самый простой ответ на вопрос, который вы мне задаете. Правда в том, что личный пример он заразителен, он заразителен для сотрудников, заразителен для слушателей программы. У каждого из нас, иногда, заканчиваются силы. Очень хочется рассказать, это короткая история, было проведено исследование в Бундестаге, в немецкой армии, почему современные немцы готовы умирать. Было 2 версии, что за деньги, или за Германию, они обе не подтвердились. Выяснилось, что перед товарищами неудобно, когда те выскочат из окопа, оставаться в окопе. Когда у тебя заканчиваются силы, тебе не удобно перед теми людьми, которые в тебя верили, которые верят в тебя сейчас, которые верят в то, что ты пойдешь дальше. Ты думаешь, что если бы я сейчас упал, и остался лежать, они бы расстроились. Ты не имеешь права не вернуться к людям, которые тебя ждут, которые по тебе скучают. Ты, конечно, имеешь право, потому что ты свободный человек, но по большому счету, ты должен дальше тропить свою тропу, показывая возможность преодоления другим людям. В то же время, ты справа и слева в поле зрения видишь других людей, которые жили раньше, или живут сейчас, которые делают то же самое, и это кайфово. Для меня это огромная роскошь, знакомство с такими людьми, общение с такими людьми. У меня день рождения 18 января, мы его празднуем всегда ночью, в лесу, мужской компанией, это около 10 человек. И, эти 20 человек собираются ночью у костра, и просто общаются, это просто какая-то зимняя сказка. Потом они все расходятся, и каждый из них живет своей яркой жизнью, мы знаем, что где-то в ночи мерцает такая свечка, где-то горит такой костерок, где-то есть такие близкие люди, которые тебя ждут. Может быть, ты их сейчас не знаешь, может быть, ты их узнаешь завтра, может быть, никогда не узнаешь. Важно, что ты знаешь, что они есть, ты веришь, что они есть. И, важно, что они верят, что ты и такие как ты, тоже есть.

В. Кузенкова:Александр, буквально последний вопрос, на сегодня. Мы говорили про то, что было, про то, что есть, и хочется поговорить про то, что будет, о вашей картинке мира. О чем вы сейчас мечтаете?

А. Кравцов: Любой нормальный человек всегда мечтает о любви. Любой нормальный человек всегда мечтает, что бы у него был дом, важно, что бы этот дом был уютным, теплым, важно, что бы человека в этом доме ждали, важно, что бы этот дом человека хранил. Потому что, иногда бывает у сильных людей, наступает момент, начинает действовать принцип «чем хуже — тем лучше», и ангелы-хранители это видят все, твои дети, твои близкие, которые тебя ждут, они очень сильно стабилизируют пассионарных волшебников, которым вечно неймется. Я мечтаю, что мои дети внуки будут жить в этой стране, будут гордиться ей. Какой-то набор банальностей, надо что-то циничное придумать.

В. Кузенкова:У нас есть еще время, можно попробовать.

А. Кравцов: Я с пониманием отношусь к мысли Ричарда Уолдингтона, что «любой нормальный мужчина мечтает захватить город и изнасиловать всех его жительниц ». Мне не знакомо слово «изнасиловать». Я,конечно, мечтаю быть живым. Во и каждом из нас есть сочетание живого и не живого, я мечтаю, что бы концентрация живого была во мне как можно больше, что бы я притягивал таких людей, и такие люди притягивали меня. Я знаю очень много людей, которые живут на Рублево-Успенском шоссе, которые не знают, зачем нужен новый десяток миллионов долларов. Я порой попадал в такие стремные клубы, на разных пафосных кораблях, треть — политики, треть — бандиты, треть -олигархи, и мне там было физически плохо. Я рад, что мне повезло, и надуюсь, что мне будет вести дальше, создавать другие клубы, другие сообщества, где неважно, из какого человек города находится, на каком языке он говорит, и не очень важно какого он пола, и насколько много он зарабатывает, важно то, насколько он увеличивает концентрацию жизни в этом социуме. Очень часто мы впадаем в ошибку, мы говорим, что «вот я иду к такой точке, и я к ней приду и буду счастлив». Полная фигня все это! Мне очень нравится говорить надписями с оранжевых футболок, и когда-то давно у нас была надпись — «успех — это путешествие, а не место назначения». Я мечтаю о долгом и непрерывном путешествии.

В. Кузенкова:Спасибо, Александр. У нас остается несколько минут, мы, конечно, о много поговорили, но осталось очень много всего за кадром. Есть ли какая-то мысль, или что-то важное, что вы считаете необходимым сказать для наших слушателей?

А. Кравцов: Есть. Не то, что бы мысль, есть наблюдение, которое мне кажется, важно донести. Как-то раз я был поражен сценой из фильма «Каждое воскресенье», фильм не очень хорошее, не очень советую его смотреть, там не молодой Аль Пачино играет тренера по регби. И, перед решающим матчем команда, которая опускалась, потом поднималась, он говорит, что «мы будем драться за каждый игровой момент, за каждый пас, за каждую возможность, потому что сумма этих маленьких плюсов отделяет победу от поражения». Когда мы говорим о том, что волшебник, это человек, который способен делать чудеса, а чудеса, это то, что обычный человек считает невозможным. Вопрос в силе, вся сила — от веры. Следующий вопрос — откуда вера? Вера — от собственной опоры, от собственных побед за спиной, и такая победа может быть каждый день. Допустим, ты сбрасываешь вес, и ты видишь, что сегодня ты весишь на 200 грамм меньше, чем вчера, сегодня ты весишь на 10 килограмм меньше, чем 10 лет назад, и так далее, допустим, ты хочешь научиться говорить по-английски, и так во всем. Каждый раз, когда вы добиваетесь маленькой победы, вы укрепляете эту веру, и становитесь все больше волшебником. Каждый раз, когда вы терпите поражение, вы можете встать и продолжить путь к успеху. Каждый раз, когда вы падаете и говоритье «все, кирдык, дальше не возможно», вы рискуете предать себя. По правильному, нужно возвращаться к тому, что бы шажок за шажочком, день за днем, месяц замесяцем, год за годом, выращивать эту веру в себе, выращивать эту веру в окружающих, выращивать эту веру в своей команде. В итоге получается либо человек, либо группа людей, которые могут сказать про себя, что они -люди-победители. Мой товарищ, Василий Грызулин, говорит про таких людей, что каждый, кто выйдет против нас сражаться, они просто самоубийцы, потому что мы — победители. В идеале можно достигнуть ситуации, когда вообще никто не будет с вами сражаться, и в частности, у бренда «Экспедиция» нет конкурентов. Иногда меня это печалит, потому что не с кем подраться, и некому доказать и самоутвердиться, что ты сильный. Если этой технологии не изменять, если этой технологии выращивания веры в себя, последовательностью маленьких побед действовать каждый день, если это делать не одному, а несколькими людьми, тогда возможно все.

В. Кузенкова:Александр, спасибо за этот совет, за этот диалог. Я думаю, что такое пошаговое руководство, как стать волшебником, оно заслуживает особого внимания. Для себя я сделала много интересных выводов, в ходе беседы. Теперь стоит их переварить и претворять в жизнь, чего я желаю и нашим слушателям. Отдельно я хочу пожелать вам и всей команде «Руян» и «Экспедиции» крепчайшего здоровья и сил, потому что вызовы бывают достаточно сложными. Ну и конечно, новых невозможных возможностей желаю. Дорогие слушатели, формат нашего подкаста не позволяет рассказать обо всем, что есть интересного в «Руяне» и в «Экспедиции», поэтому я советую найти всем книгу «Бизнес как Экспедиция». В описании программы мы разместим ссылку, так, что бы это было возможно сделать, и достаточно просто. Александр, еще раз спасибо.

А. Кравцов: Я хотел поблагодарить вас, Вероника. Я хотел бы пригласить вас еще раз в Руян-город, я бы хотел пригласить слушателей подкаста. И, приезжайте в Руян — город, и следите за тем, что мы делаем. Удачи!

В. Кузенкова:Спасибо. Я, Вероника Кузенкова, прощаюсь с вами. До новых встреч на Podster.

Ширина

Этот выпуск программы «Преодоление» лучше всего слушать, сидя на берегу реки или на вершине горы, или на пути к новому и неизведанному. В студии Podster.ru профессиональный волшебник, который доказывает, что невозможное возможно. Будить веру в живое и настоящее вместе с нами будет Александр Кравцов, президент группы компаний «Руян», основатель бренда «Экспедиция» и один из основателей Руян-города.

Мы говорили:

— Кто такие герои и волшебницы.
— Книга «Бизнес как экспедиция».
— Зачем совершать невозможное.
— Для чего люди основывают новые города.
— Как совместить работу, бизнес и образ жизни так, чтобы это приносило удовольствие.
— Пошаговое руководство по сотворению чудес своими руками.

Полезные ссылки:

— www.dorogi.ru
— www.e-xpedition.ru

Выпуски

Комментарии