Фоторепортаж из Поднебесной

0
25 сентября 2012
2138 прослушиваний

Требуется обновление Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Встроить
Текстовая версия

В. Кузенкова: Здравствуйте, дорогие друзья, вы слушаете очередной выпуск программы «Преодоление». Сегодня у нас очередная связь по скайпу с дальнем зарубежьем. Поскольку зарубежье колоритное, то есть шанс, что вместо фоновой заставки мы услышим аутентичные звуки интернет-кафе. Но надеюсь, это не помешает нам сделать хорошую запись. У нас на связи из Китая — Елена Ковальчук.

Е.Ковальчук: Здравствуй!

В. Кузенкова: Скажи, пожалуйста, где ты сейчас находишься, и откуда связь держишь?

Е.Ковальчук: Я нахожусь в провинции Гуандон, в городе Гуанджоу.

В. Кузенкова: Не буду скрывать от слушателей, что с Ирой мы дружим 10 лет. Много всего было прожито за эти годы. Но что мне всегда восхищало так это, то как милая спокойная девушка шла к своим целям. Достигала их и продолжает достигать. К теме про Китай мы еще вернемся. А пока хочу начать издалека. Второй курс журфака, лето и фотоаппарат «Зенит», попавший к тебе в руки, насколько мне известно, этот факт сильно изменил твою трудовую биографию, так ли это?

Е.Ковальчук: Этот фотоаппарат достался от папы, и нам стали преподавать предмет «Фотодело» и я поняла, что все начинания, который были положены в художественной школе, можно соединить с журналистикой и продолжить. Тогда обнаружилось, что у папы есть фотоаппарат в качестве тестового варианта. И он мне очень помог. Тем летом я училась, пробовала сама что-то делать.

В. Кузенкова: Думаю, со мной согласятся слушатели, сейчас практически каждый, кто взял в руки фотоаппарат, мнит себя фотографом. Для тебя ж это практически сразу стало профессией. Какие были первые шаги?

Е.Ковальчук: Я устроилась работать в фотоателье, которое занималось созданием фотоальбомов для школьников. Я фотографировала полгода школьников. Это было весело. Потому что на одного школьника на 2 портрета мне давалось 3 минуты. Со мной ездила специальная тетенька, которая следила, чтобы я не заигрывала, никаких творческих и креативных концепций не принимала. Надо было искать какие-то стандарты, и ты должен был интуитивным путем выбирать правильное и фотографировать школьников. Я научилась работать с светом, хотя оборудование все древнее было. Азы я получила там. А потом я рассказала о своих начинаниях своему преподавателю на журфаке. И он пригласил меня работать в журнал «Петербург на Невском». И тогда все поменялось.

В. Кузенкова: Когда ты пришла в этот журнал, какие новые съемки у тебя получились, помимо портретов?

Е.Ковальчук: Это было то, чему нас пытались учить на журфаке. Это видеорепортаж, не такой как в агентствах или газетах. Это были репортажи со светских мероприятий, со спортивных событий крупных. И это был огромный опыт съемки людей, предметов в студии. Разносторонний опыт. Так как журнал рекламный, но при этом с не очень богатым бюджетом. И фотограф должен снимать все что угодно. Были всякие экстремальные опыты.

В. Кузенкова: Еще я знаю, что в этот период было достаточно много съемок моделей дефиле. Отдельная тема — мода.

Е.Ковальчук: Да, у нас все забавно было. Потому что наш преподаватель, который помог устроиться мне на эту работу. Он сам много снимал. И у него был такой опыт: он нас всех оптом привозил на показ моды и мы все 30 человек пытались снимать. И потом, когда я работала в журнале, у меня был подобный опыт. Лет пять подряд, два раза в год я снимала Дефиле на Неве. Плюс всякие другие показы. Но, на самом деле, можно сказать, что какое-то время я стояла ровно посередине подиума для фотографов. В какой-то момент мне это надоело, я ходила за кулисы, и еще пыталась с зрительского зала снимать. Не всегда это получалось в материале опубликовать, но когда получалось, это было здорово.

В. Кузенкова: Хочу спросить, кого ты можешь назвать своими учителями по фотографии?

Е.Ковальчук: Первым я хочу назвать Алексея Николаевича из Ставрополя, без которого я бы не знала, что такое свет и композиция. А дальше меня учили наши журфаковские преподаватели, это Матвеев Юрий Михайлович, и Макаренко Михаил Евгеньевич.

В. Кузенкова: есть ли у тебя кумиры фотографий и менялись ли они с годами, когда приходил опыт?

Е.Ковальчук: Наверное, менялись виды фотографии из разного жанра. Мне всегда нравились классические авторы. Потом мне какое-то время и до сих пор модные агентства, если просматривать их архивы, можно сильно вдохновиться. И сейчас я занимаюсь рассматриванием китайских фотографов. Он автор художественных фотографий, тоже очень своеобразный.

В. Кузенкова: И, хочу провести небольшой блиц по поводу съемок. Три вопроса. Первый, самые необычные съемки в твоем опыте на сегодня?

Е.Ковальчук: Знаешь, наверное, все съемки, которые мы делали для Гринписа. Я в России сотрудничала с ними как фотоволонтер. Они завозили меня в какое — то озеро, и надо было работать по колено в грязи. Это такое, преодоление, чтобы найти, что-то снять. Доказать людям, которые там работают, что мы можем снимать. Потом я висела на каком-то специальном снаряжении в Санкт-Петербурге, когда мы снимали около японского посольства. Можно много съемок перечислять. Они все будут необычными.

В. Кузенкова: А самые веселые?

Е.Ковальчук: Я как раз думала об этом. Наверное, самые веселые проходили на разных карнавалах в Петербурге, на фестивалях. Или когда делали перфонманс в честь рождения Пушкина. У них были еще какие-то игрушечные кони, которых они тоже делали из людей. Это все было в цирковом интересном духе.

В. Кузенкова: Тут я имела в виду не объект веселый, а ситуации.

Е.Ковальчук: Ну, скорее всего, когда мы ходили снимать с друзьями, какую-то импровизацию по улице, сталкивались с какими-то героями на рынках, бабушками. Торговками. Всегда это было достаточно весело.

В. Кузенкова: Перейду к еще одному вопросу: самые трудные съемки?

Е.Ковальчук: Самые трудные съемки — это съемки ювелирных изделий для журналов. И потом, когда какие-то производители меня просили. Потому что никогда меня этому не учили. Я могу почитать что-то в интернете. И даже студии, которая была у меня, не было необходимого оборудования. И зачастую, вся стоимость только ради моей учебы. В конце концов, я научилась снимать. Ноя не могу назвать себя профессиональным фотографом именно ювелирных изделий.

В. Кузенкова: Понятно. Мне еще вспоминаются твои рассказы, как тебе пришлось снимать обувь. Это была тоже эпопея.

Е.Ковальчук: там эпопея в другом, когда ты приходишь и тебе надо снять 200 пар, они все разные, нужно менять постоянно свет. При этом это происходит в магазине, вокруг ходят посетители, заглядывают к тебе на фон, берут оттуда обувь. И прочее, прочее. Приходишь домой, тебе снится обувь, а завтра опять идти ее снимать. Тоже самое с посудой. Вся предметка, которую ты делаешь оптом — сложная. Не такая, как ювелирка, потому что схема света уже есть в голове. Но по многу часов подряд снимать — это тяжело.

В. Кузенкова: Дипломная работа по фотографии на факультете журналистики, как это было в твоем случае?

Е.Ковальчук: Диплом я делала в 2008 году. Мы с преподавателем решили, что он будет творческим. Мы делали эссе. Часть диплома была съемочной, часть посвящена теоретическим знаниям об этом предмете. И я снимала историю о двух молодых модельерах, которые должны были сделать шикарную коллекцию и потом представить ее на конкурсе. История должна была быть о том, что их вдохновляет на творчество и по жизни. Но в результате получилось, что мы работаем друг на друга. Благодаря мне они сшили парочку платьев, потому что все это медленно двигалось. Мы из отсняли в студии. На конкурс они пошли потом, когда я уже сдала диплом. Но, в принципе, эссе получилось. Такая история о молодых людях, аутсайдерах, потому что тогда они были совсем молодые, немного радикальные. У них были идеи, что все современное искусство надо выкинуть, потому что все неправильное. И внешний вид у них был экзотический. Был съемки в общежитии, в университете, были съемки не всегда этичные и пристойные. Во время защиты диплома бабушки из комиссии не всегда были довольны и высказывали свое мнение. Но в целом, я думаю, что получилось интересно и свежо.

В. Кузенкова: Спасибо за рассказ. А что ты любишь снимать больше всего и почему?

Е.Ковальчук: Тоже думала об этом. Наверное, я больше всего люблю снимать людей в каких-то естественных ситуациях. Даже если это постановка, я прошу модель в студии делать какие-то привычные движения, позы. Сажаю на стул, прошу как-то с ним повзаимодействовать, вытянуть ноги, переплести руки, что-то делать. Мне кажется, что в этом движении они могут себя раскрыть. И тоже самое в репортаже, люди на улице, в театре, дома, разные люди. И кстати, недавно мы снимали на озере лугу, это в Китае, семью необычную. Семья живет в матриархате. Там весь народ в матриархате. И я снимала историю об их бабушке, их главной маме. Как она живет, как она с утра молится, куда она ходит, как она воспитывает внуков., какие у нее отношения с братьями, которые с ней живут. Ее отношения с соседями. Вот такое проникновение в жизнь людей самое интересное.

В. Кузенкова: Как раз хотела продолжить про фотографии и путешествия. Какие еще интересные фото-путешествия есть в твоем багаже, опыте?

Е.Ковальчук: Это Гватемала, Мексика. Я попала в эти страны благодаря работе. Была возможность съездить с тур — компанией. И написать потом об этом. Была возможность посмотреть, как живут современные майя, древние города. Попытаться представить, как они жили, как строили свои пирамиды, как они их построили по звездам и будет ли или нет конец света.

В. Кузенкова: Ты выяснила это?

Е.Ковальчук: У них есть такое место, где стоит множество стел. Стелы — это, как и у нас, большие камни. На них они рисовали своих повелителей, и писали в хронологической форме рассказы о себе. Они иногда это делали раз в 15 лет, раз в 20 лет. И они описали, что ровно в этом месте под созвездием Ориона и будет конец света. Сначала будет потом, потом землетрясение, и потом время обнулится и пойдет сначала. Мы спросили своих проводников, а как же остальной мир? Они с ехидными улыбками ответили, на счет стального мира не знаем, приезжайте к нам. Поддерживайте наш туризм.

В. Кузенкова: То есть конец света будет в конкретном месте, где-то там...

Е.Ковальчук: Да, среди банановых плантаций американской компании. Это место нашли как раз когда сажали эти бананы в Гватемале.

В. Кузенкова: И последний вопрос про творчество, который хотелось бы задать. Бывают ли у тебя творческие кризисы, и что помогает с ними справиться?

Е.Ковальчук: Это самый сложный вопрос. Они у всех бывают. И для меня путешествия очень помогают. Смена внешних обстоятельств, которые ведут за собой смену внутренних эмоций, мотивов, рассуждений о себе и о мире. Иногда помогает хорошая работа, плотная загруженность. Неделю-две у тебя голова не думает не о чем. И творческий застой проходит. Как раз перед поездкой в Гватемалу мне было грустно. Я поснимала майя, пирамиды, приехала домой и две недели была на подъеме.

В. Кузенкова: Предлагаю теперь перейти к теме Китая. Как он возник в твоей жизни?

Е.Ковальчук: Он возник достаточно забавно. Потому что я начала заниматься ушу, стилем, который пришел из Китая во Вьетнам, а уже потом к нам. И мне нравилась концепция развития своего тела и умственных способностей, но не в качестве изучения китайского языка и культуры. А потом я попала в спортивный лагерь, к тренеру, который собирал группу для поездки в Китай. Там я познакомилась со своим будущим мужем, и он меня уговорил ехать в Китай. Ив первый раз мы попали в субтропики Китая. Он не похож на весь остальной Китай, который я видела. Первое знакомство с Китаем было достаточно необычное, у нас был 2 недельный семинар по ушу. Нам очень понравился. Это был глоток свежего воздуха. Крышу снесло, конечно. Но тогда я еще не думала, что буду тут учиться. Просто у меня было много увлечений по ушу, по фото и с этим багажом я и вернулась в Россию. Потом мы съездили во второй раз тоже на семинар в другой город. И нам понравлюсь уже изучение страны, и путешествия по стране более глубоко. Как уже более глубокое изучение страны, ни когда ты как турист смотришь достопримечательности, ничего не можешь спросить. В отличие от России тут народ живет достаточно открыто. Мы решили, что нам нужно тут подольше пожить. И так как муж не может просто так путешествовать, мы решили поучить язык.

В. Кузенкова: Когда вы решили, что поедите в Китай серьезно, как отнеслись ваши родные и друзья к выбору страны?

Е.Ковальчук: После наших визитов и семинаров они отнеслись адекватно. Я не ожидала такой реакции. Они согласились, помогали финансово и морально. Сейчас они звонят, скучают, но я думаю, что они надеются, что у нас, как минимум, получиться тут, получить опыт, как максимум, прожить несколько лет. Они нас поддерживают. Хотя иногда я получаю письма и звонки, мы без вас скучаем, приезжайте обратно.

В. Кузенкова: А как вы готовились к поездке?

Е.Ковальчук: Мы целый год ходили учить китайский. И это было все очень медленно. Сейчас я понимаю, что как и любым языком им надо агрессивно каждый день заниматься. А мы ходили по возможности, два раза в неделю. И когда мы сюда приехали, оказалось что то, что мы там прошли за год, они тут за месяц проходят. Но, тем не менее, результат был, когда мы приехали, мы не были беспомощными. И мы не чувствовали себя каким-то отсталыми в классе. Нам в России более менее поставили фонетику. Другая сторона, что мы целый год на этой работали, откладывали деньги. И таким образом не втягивали намерено в это родителей. Они сами потом втянулись, потому что им так хотелось.

В. Кузенкова: Как раз вопрос, на какие средства вы сейчас живете. И удается ли делать еще какую-то работу или все время посвящено учебе?

Е.Ковальчук: Я работаю сама для себя, появилось время снимать для себя. В России у меня такой роскоши не было. А тут когда я предоставлена сама себе, могу идти куда угодно, снимать что угодно. Это не всегда легко, потому, что нет конкретного задания. Когда робота выпускают ан свободу, он иногда чувствует себя скованно. А мой муж инженер подрабатывает в интернете.

В. Кузенкова: И не могу не спросить, а чему вы учитесь в Китае? Вы поехали туда учиться. В чем заключается обучение? Что за образование?

Е.Ковальчук: Сейчас это просто языковая школа. Мы учимся языку в разных его проявлениях. Мы учим фонетику, занимаемся тем, что постоянно слушаем аудирование. Хотя это не помогает. Также у нас отдельно письменный и устный язык. Есть в этом семестре чтение каких-то безумных текстов. Задача состоит в том, что ты посмотрел на незнакомый текст и с помощью каких-то интуитивных знаний догадался, о чем идет речь. Мы учимся приспосабливать. И до сих пор иногда мы зависаем.

В. Кузенкова: А над чем вы зависаете? Какой он обычный день в Китае, быт? Как это все происходит?

Е.Ковальчук: Сам быт отличается в деталях: что они едят, как проводят досуг. Отличается подход к жизни и к личному времени. То, что мы увидели. Наверное, люди, которые живут тут дольше, другое увидели. Например, мы были на ушу семинаре, он продолжался две недели. Они очень хотели строить нас как в армии и четко все организовать. Но при этом были какие-то неразумные вещи, например, мы, могли два часа стоять в какой-то дыре, и ждать пока приедут какие-то люди. Или, все собирайтесь. Надевайте форму. Мы выходим в холл отеля в 6 часов утра, наряженные, как в фильмах и ждем два часа не понятно чего. И еще такой момент, они любят все коллективное, коммунизм же. И мы были в музее, посвященный истории китайцев — возвращенцев. Например, кто-то уехал в Америку, работал там дворником, а потом вернулся и стал знаменитой фигурой. Вот таким товарищем посвящен музей. И вот мы ходили строем, слушали на каком-то китайско-английском языке. Музеи были огромные. И если ты хотел сбежать, это считалось предательством. Наверное, мы более индивидуалисты.

В. Кузенкова: А какие у вас дальнейшие планы по покорению Поднебесной?

Е.Ковальчук: Тоже сложный вопрос, потому что совсем призрачные планы, доучиться этот семестр, научиться, еще более свободно общаться. Потому что на бытовые темы мы свободно общаемся, но политику, философию обсуждать не можем. Иногда даже не понимаем какие-то обычные вещи. Мы хотим дорасти до какого-то уровня. Я хочу стажироваться тут, найти фото агентство или журнал. Я хочу посмотреть это изнутри, это тоже возможность побывать в интересных нетуристических местах. А муж — инженер, ив се детали, с которыми он работал в России, производятся тут.

В. Кузенкова: Понятно, по поводу языка много уже сказали. Не могу не спросить, сколько ж иероглифов в китайском языке?

Е.Ковальчук: На университетском уровне, насколько я понимаю больше 6000. Образованный человек знает около 10 000. Мы сейчас знаем 800 в лучшем случае. С иероглифами сложно, потому что это такое совершенно непонятный для нас мир. Язык строится по другой логике, и иногда это взрывает мозг. И когда ты пытаешься это все запомнить...

В. Кузенкова: В общем, путь такой тернистый. А если сейчас желание вернуться в Россию?

Е.Ковальчук: Скачаем по друзьям, потому что нет такого общения с людьми, которые тебя понимают. Мы общаемся с одноклассниками, русские, украинцы, индонезийцы, куча разных иностранцев, но какого-то близкого взаимопонимания, ни с кем не достигли. Разговоры дальше бытовых тем, обсуждения политических вопросов, религиозных, чего угодно. Но до каких-то близких, теплых отношений не дошло. Не знаю почему.

В. Кузенкова: А вот есть то, что мне нравится в нынешней жизни Китая? Что вдохновляет?

Е.Ковальчук: Вдохновляет то, что отличается от российской действительности. И часто нам грустно, когда мы слушаем новости о России. Китайские новости мы не понимаем. У них тоже бывают политические разборки. Но мы не так остро на это реагируем. Нам нравится тут жить, познавать новое. До сих пор это экзотика для нас. Мы не так остро относимся к каким-то неудачам китайского правительства. Это на тему вернуться. Мы думаем, как же Россия без нас, молодые специалисты. Но мы слушаем новости, и становится не по себе.

В. Кузенкова: И еще один вопрос, который не могу не задать. Есть ли что-то, сформулированное, что дали вам эти месяцы в другой стране?

Е.Ковальчук: Это такой опыт, который сложно поискать словами. Для нас это опыт общения с иностранцами, и опыт приспособления с другим условиям. Когда ты думаешь, что начать новую жизнь — это легко, это красиво на словах. Но ты понимаешь, что нужно все строить заново. И мы в очередной раз это испытали. И мне кажется, что это такой опыт в новой стране. Мы это до сих пор познаем. Опыт общения с иностранцами.

В. Кузенкова: В любом случае, есть желание, вдохновение делать это дальше.

Е.Ковальчук: даже если мы тут будем очень меланхоличными, загрустим, и захотим к маме. У нас была программа на год, но мы его отработаем.

В. Кузенкова: По поводу года. Вы улетели в Китай 11 марта. Помнишь день накануне и день отъезда?

Е.Ковальчук: Последние две недели пролетели как один день. Я вернулась из Гватемалы. Мне надо было написать две большие статьи и отобрать фотографии. Потом ко мне приехал папа, и за все время, пока я живу в Питере, он не интересовался. А теперь он понял, что я улетаю, и он приехал. Это была карусель бессонных ночей, походов музей. И в последний день я отдавала последнею статью. Потому поехала в магазин что-то себе покупать. Ив последние часы убирала квартиру, чтобы ее сдать нашим квартиросъемщикам.

В. Кузенкова: У вас тут достаточно жесткий получился собственный опыт. А какой бы совет ты дала бы человеку, который решился бы пойти по вашим стопам, переезд в другую страну. В Китай в частности. Как это сделать, что бы это было менее травматично?

Е.Ковальчук: Я скажу банальную вещь, но во-первых, съездить в эту страну перед тем, как решишь переехать. Во-вторых, себя замотивировать учить язык, традиции, обычаи. Даже если ты знаешь язык, замотивировать себя общаться. У нас многие ребята приезжают, учат язык, но они замкнутые. Есть другой вариант, развлекаются, а язык учат в ночной жизни. Другая крайность. Мотивация для чего ты это делаешь: для работы, учебы, поиск работы. Надо сразу понимать, что это такое, если ехать. И если Европа, то английский все знают. А вот с Китаем, надо язык учить, тут школы, конечно, хорошие. Но фонетически мы слушаем разные варианты, как произносятся. С репетитором это легче.

В. Кузенкова: Понятно. И еще один традиционный для нашей программы, вопрос о мечтах и планах. Широкими мазками.

Е.Ковальчук: ну для меня это снимать лично мне интересные вещи, интересные вещи, публиковать это и зарабатывать на этом. Для мужа, это, наверное, сделать карьеру, и утвердиться в этом плане. Поэтому, у меня мечты более заоблачные, а у него более земные. А пока мы путешествуем. Наши друзья спрашивают, ребята, вы, сколько в Китае собираетесь тусоваться?

В. Кузенкова: Ну, сейчас вы совмещаете и учебу и путешествия?

Е.Ковальчук: ну иногда хочется прийти в тихую гавань. Понять, что у тебя есть, подумать, где ты сделал неправильно. В конце концов, эмоции притупляются, и нет смысла в таком состоянии путешествовать.

В. Кузенкова: Наша программа подходит к концу, я хочу попросить тебя поделиться главной китайской мудростью, которую вам удалось постичь за эти месяцы. И было бы здорово, если она прозвучит на китайском.

Е.Ковальчук: Я могу сказать одну фразу, которая адресована тебе и своим друзьям. Это означает, я по вам скучаю.

В. Кузенкова: Желаю огромного успеха в постижение мудростей. Большое спасибо тебе за огромные усилия в поиске интернета. Если б не они, наша сегодняшняя беседа не могла бы случиться. И пожелаю тебе и Кириллу успехов, отличных оценок и новых открытий.

Е.Ковальчук: Спасибо тебе, я была рада с тобой поговорить.

В. Кузенкова: И в завершении выпуска хочу вспомнить одну восточную мудрость, дорога в тысячу ли начинается с первого шага. Желаю вам сделать этот шаг.

Ширина

Стать фотографом и зарабатывать этим на жизнь, когда каждый первый вокруг уже держит в руках камеру, не так просто. В этом выпуске программы «Преодоление» Ирина Ковальчук, профессиональный фотограф, рассказывает о своем творческом пути и поиске вдохновения. Этот самый поиск уже привел Ирину и ее мужа в Китай, куда ребята уехали постигать другую культуру и язык, расширять горизонты.

В нашем подкасте:

— Боевое крещение объективом: 3 минуты на каждого школьника.
— Дефиле, ювелирка, обувь, корпоративы и экстремальные съемки для Greenpeace.
— Путешествия как источник вдохновения.
— О знакомстве с ушу и первых поездках в Китай.
— Подготовка к переезду и новая реальность.
— О разнице в менталитете, постижении восточной мудрости и съемках самой живой жизни вокруг.

Блог Ирины Ковальчук

Выпуски

Комментарии