О мире, войне и крутых поворотах

0
24 апреля 2012
3788 прослушиваний

Требуется обновление Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Встроить
Текстовая версия

В. Кузенкова: Здравствуйте, уважаемые слушатели портала Podster. Сегодня в программе «Преодоление» очень интересный гость с сильной историей — Артём Кокоулин. Артем, здравствуй!

А. Кокоулин: Добрый день.

В. Кузенкова: Представляю тебя кратко и сухо, по-военному. Артем — капитан запаса Вооруженных сил России, трейдер, папа, хороший человек и хозяин своей судьбы. Всё верно?

А. Кокоулин: Да, всё верно. Спасибо за столь обширную характеристику.

В. Кузенкова: Артем, предлагаю рассказать слушателям о том, как ты заслужил все эти звания. Насколько мне известно, тебя здорово помотало еще в детстве по просторам нашей Родины.

А. Кокоулин: Совершенно верно. У нас семья военнослужащего, и дальше можно много не объяснять. Помотало меня по стране, у меня было 4 школы за всё время обучения.

В. Кузенкова: Почему ты выбрал путь военнослужащего? Это было семейным решением или твоим?

А. Кокоулин: Я бы сказал, что это было комплексное решение. Повлияло и то, что я видел, когда был ребенком, и какие-то мои личные пожелания на момент поступления.

В. Кузенкова: Скажи, пожалуйста, куда ты поступил. Какая у тебя была специализация? Где ты учился?

А. Кокоулин: Я поступил в Пензенское высшее артиллерийское инженерное училище. Пока я учился, его переименовали в Пензенский артиллерийский институт. Если брать специальность в узком понимании, то это боеприпасы, взрыватели и так далее.

В. Кузенкова: Если надо грохнуть, это к тебе?

А. Кокоулин: Грохнем так, что мало не покажется.

В. Кузенкова: Отлично. Чем больше всего запомнились годы учебы?

А. Кокоулин: Больше всего запомнилось ощущение, когда я из дома попал в армию, в казарму в военное училище, в эти жесткие условия. Потом я привык, адаптировался, потом вообще полностью адаптировался. В любом случае, это был такой возраст, когда то, что происходит, не может не запомниться. Запомнилось всё, прежде всего, резким переходом от домашнего быта к казарменной военной дисциплине. Это, конечно, врезалось в память. Была масса моментов, и сейчас всплывает только хорошее. Были хорошие моменты, были плохие моменты, но плохое забывается, а хорошее помнится до сих пор. С друзьями, с которыми мы учились вместе, мы встречаемся и вспоминаем истории до сих пор.

В. Кузенкова: Что вспоминаете?

А. Кокоулин: Вспоминаем своих командиров, вспоминаем какие-то веселые истории, вспоминаем то, что было. Мы уже 15 раз про что-то вспоминали, но каждый раз, когда вспоминаешь, всё равно становится смешно.

В. Кузенкова: Ясно. Скажи, пожалуйста, Артем, что тебе дали эти годы. Как ты оцениваешь это для дальнейшей жизни?

А. Кокоулин: Эти годы дали фундамент и базу в плане работы над собой, в плане самодисциплины. Потом, я думаю, мы с тобой об этом еще поговорим, потому что трейдинг — это самодисциплина, прежде всего. В плане самодисциплины это была отличная школа.

В. Кузенкова: Предлагаю перейти к следующей части. Ты закончил учебу и остался служить в армии по контракту.

А. Кокоулин: Да, сейчас более подробно об этом расскажу. После окончания училища я получил первое офицерское звание «Лейтенант», получил распределение. Говоря военным языком, я убыл к месту службы.

В. Кузенкова: Что это было за место?

А. Кокоулин: Тогда была Пермская область, сейчас это Пермский край, город Кунгур, там была моя часть.

В. Кузенкова: В 2000 году была командировка в Моздок?

А. Кокоулин: Да, была такая.

В. Кузенкова: Напомню нашим слушателям, что это активная фаза Второй Чеченской компании. Артем, какие были мысли и ожидания по дороге в эту командировку?

А. Кокоулин: Это была рабочая командировка. Каких-то ожиданий у меня не было. Был приказ убыть в определенную часть, и я убыл. Сформировали определенную группу офицеров, и мы приехали. Мы просто делали свою работу.

В. Кузенкова: Чем для тебя стала эта командировка?

А. Кокоулин: Первоначально особых ощущений не было, командировка и командировка. Я съездил, вернулся. Может быть, потом, со временем стало догонять, но первоначально стресса и шока не было.

В. Кузенкова: Ранения были?

А. Кокоулин: Нет, я с боеприпасами работал. Там если что, то сразу на куски.

В. Кузенкова: С какими чувствами возвращался домой? Что-то изменилось сразу?

А. Кокоулин: Врезалось чувство контраста. Я возвращался поездом, пересадка была в Москве. Когда из этой обстановки Моздока, с перевалочной базы войска выводятся, попадаешь в Москву, ты видишь там другую жизнь, и в голове возникает разрыв шаблонов. Как же так? Буквально полтора суток назад я был там, а сейчас я здесь.

В. Кузенкова: И тут мирная жизнь.

А. Кокоулин: Люди не знают, что происходит там. Возникает диссонанс, появляется много вопросов, на которые нет ответов. Потом это всё в голове уложилось, но в первое время была разница, которая сразу бросается в глаза.

В. Кузенкова: Так случилось, что у меня есть несколько знакомых и друзей, которые побывали в Чечне по долгу службы. Понятно, что это нерепрезентативная выборка, но всё же. У этих ребят есть сложности с адаптацией к мирной жизни. По сути, молодые сильные и умные мужчины не могут нормально устроить личную жизнь, найти работу, которая бы их устраивала, вплоть до регулярного обращения к алкоголю. Как я понимаю, они пьют, чтобы их отпустили призраки того самого немирного прошлого. Артем, права ли я в своих наблюдениях? Столкнулся ли с такой проблемой по возвращении?

А. Кокоулин: Лично у меня такой проблемы не было. Это зависит от того, в каких ситуациях побывал человек. Ситуации бывают разные. Даже если у человека сверхустойчивая психика, он может попасть в такую ситуацию, что ему потом понадобится помощь. Если брать в общем понимании, то исторически в России всегда было так: была война, мужчины уходили на войну, потом возвращались к мирной жизни, восстанавливали хозяйство, растили детей. Процент тех, кто не смог вернуться к нормальной жизни, был очень маленький. Например, посмотрим на Великую Отечественную Войну. Разгромили врага, потом вернулись к мирной жизни, восстановили экономику. 34 миллиона человек было под ружьем, это численность вооруженных сил на момент войны. Основная масса этих людей вернулась к мирной жизни. Люди стали заниматься мирными делами — работой, семьей и так далее.

В. Кузенкова: Сейчас, когда у нас есть горячие точки, шанс на то, что они нормально встроятся в мирную жизнь, высок?

А. Кокоулин: Шанс есть в любом случае, хотя, конечно, когда туда попадают солдаты-срочники по 18 лет, психика еще не окрепла. Любой психолог скажет, что психика формируется к 25-27 годам. У меня тоже есть знакомые, которые служат в силовых ведомствах, они периодически ездят в командировку, но там работают взрослые мужики по 27-35 лет. У них психика уже сформировалась, на них это уже не так повлияет. Когда идут молодые парни, это гораздо серьезнее.

В. Кузенкова: Артем, что тебе помогло пережить то, что ты увидел? Что заставило двигаться дальше? Как ты думаешь, что может помочь достаточно быстро восстановиться к гражданской мирной жизни?

А. Кокоулин: Во-первых, надо уметь адаптироваться. Не стоит драматизировать ситуацию. У многих людей сложился стереотип, шаблон, что если человек где-то воевал, он просыпается ночью, он метается. Такое бывает, но гораздо реже, чем люди думают. Бывают такие случаи, но они единичные. Время лечит, со временем всё образуется, всё встает на свои места. Возвращение человека к мирной жизни — не исключение.

В. Кузенкова: Предлагаю плавно переходить к другому, очень интересному этапу в твоей биографии — почему ты принял решение об увольнении из вооруженных сил. Судя по твоим словам, не было чего-то такого, что критично тебя оттолкнуло, или всё-таки было? С чем было связано это решение?

А. Кокоулин: Прежде всего, это решение было связано с моим желанием развиваться дальше. В армии тоже есть возможности для развития, но я вышел на тот уровень, когда появилась определенная стабильность. Я мог спокойно сидеть и ничего не делать, ждать очередного воинского звания, потом пенсию, увольнение и так далее.

В. Кузенкова: Для тебя это было скучно?

А. Кокоулин: Во-первых, это было скучно. Во-вторых, всё равно рано или поздно военному приходится уходить на гражданку. Не важно, когда он это делает. Кто-то уходит в 20 лет, кто-то — в 25 лет, кто-то — в 45-50 лет, но всё равно люди попадают на гражданку. Я решил, что всё, что я хотел узнать в армии, я узнал, надо двигаться дальше, надо развиваться и пробовать себя в других направлениях. Я решил, что пора возвращаться на гражданку. Было принято решение не продлевать контракт, поэтому в 2004 году я уволился в связи с окончанием срока контракта.

В. Кузенкова: Этот этап закончен. Что было дальше? В какую сторону были направлены твои мечты, планы, цели? Почему именно трейдинг достаточно неожиданно возник как сфера новой деятельности?

А. Кокоулин: Возник он действительно неожиданно. Я тебе предлагаю представить эту ситуацию. Мне тогда было 27 лет, я уволился, начал возвращаться к гражданской жизни. После 10 лет в Вооруженных силах это стресс для психики. У меня начались поиски. Сначала я просто осматривался, как и что. Я стал искать области для применения себя. Это возраст, когда я был полон сил, полон энергии. Закапывать в землю свои таланты не хотелось, хотелось их применить где-то. Опять же работать с 8 до 17 с двумя выходными днями не хотелось. Даже если взять какую-то офисную работу, нашел теплое местечко, сидишь, доработал до пенсии, вышел на пенсию, мне это было неинтересно. Я понимаю, что есть люди, которых это устраивает. Опять же это выбор этих людей. Меня это не устраивало. Я стал искать, что, где и как можно себя применить. Служба в армии научила мобилизовывать все свои ресурсы. Организм привык работать на полную. Я стал искать, где же можно себя применить. На глаза мне попались акции или облигации. У меня возник интерес, что это такое, я ничего об этом не знал. Я стал изучать литературу, тогда уже был интернет, в интернете я что-то нашел. Была какая-то компания, где можно было открыть демо-счет. Я изучал литературу, сходил на бесплатный семинар, пообщался с людьми. Тогда было очень мало литературы, литература была только в электронном виде. О том, чтобы в книжном магазине купить хорошую книгу по трейдингу, речи не шло. Они были в единичных экземплярах и стоили бешеных денег. Всё было только в электронном виде, были какие-то отсканированные книги. Я это всё изучал. Также я читал художественные книги, которые связаны с финансовой тематикой. Через полгода с того момента, как я этим заинтересовался, я открыл свой первый торговый счет.

В. Кузенкова: У меня достаточно смешанное отношению к биржевой торговле, потому что мне довелось поработать в брокерской компании, где мы с Артемом и познакомились. Цель данной программы — это не пропаганда трейдинга, но пример нашего гостя показывает, как серьезный и профессиональный подход помогает даже в этой сфере достичь успеха. Есть реальная статистика о том, что 90%, по факту даже больше, приходя на финансовые рынки, теряют свои деньги или деньги, которые они берут в управление. Чтобы остаться, чтобы сделать это источником дохода, требуется серьезный труд, хотя на первый взгляд кажется, что всё очень просто и практически на халяву можно заработать миллионы. На самом деле, всё совсем не так. Артем, твоя точка зрения?

А. Кокоулин: Совершенно верно в том плане, что очень большой процент людей теряет деньги на рынках. Опять же драматизировать ситуацию не стоит. Если мы пойдем по центральной улице любого города, то мы увидим, что магазинчики, кафешки открываются и закрываются, они меняются. Не только в трейдинге, вообще в бизнесе есть большой процент, когда бизнес не развивается, а погибает именно на ранних стадиях. Тут процент чуть выше, вероятно, это связано со спецификой финансовых рынков. Тем не менее, возможность заработать деньги и жить этим есть.

В. Кузенкова: Артем, деньги на первый депозит пришли откуда?

А. Кокоулин: Дело в том, что первый депозит был пробным, тестовым. Эта сфера деятельности была для меня новой. Интернет-трейдинг — это когда надо отправить деньги куда-то в Москву, какой-то компании. Кто они такие? Вдруг там деньги пропадут? Я к этому подошел крайне осторожно, поэтому у меня был минимальный депозит, и найти эти деньги не составило труда. Первоначально у меня была задача не срубить кучу бабла сразу, а попробовать, посмотреть, что это такое, посмотреть, как всё работает. Я отправлю деньги, будут они у меня, или они уйдут, неизвестно куда?

В. Кузенкова: Всё-таки МММ тоже родился в нашей стране.

А. Кокоулин: Да. Любой человек, который начинает заниматься незнакомой сферой, относится к ней с настороженностью. Это было совершенно нормально, и первый депозит был минимальным.

В. Кузенкова: Следующий вопрос, который задают любому трейдеру, он банальный. Самый большой и болезненный слив? Как это было?

А. Кокоулин: Я бы разделил понятия «большой» и «болезненный». Про какой тебе рассказать?

В. Кузенкова: Можно про оба.

А. Кокоулин: Болезненных, наверное, у меня не было. Я всегда все свои потери воспринимал нормально, я воспринимал их как плату за обучение. Про самый большой я тебе сейчас расскажу. Самое интересное — это было на Форексе, а не на рынке акций. Я завел деньги на Форексе, и буквально за 5 минут я потерял 250 долларов. Это была моя единственная сделка на Форексе, и мне этого хватило, чтобы понять, что Форекс — это не мое. Болезненности не было. Я был рад заплатить 250 долларов за очень хороший урок, чтобы сделать для себя вывод никогда туда больше не лезть.

В. Кузенкова: На каких рынках ты принял решение торговать?

А. Кокоулин: Я начинал работать на российском рынке акций — бирже ММВБ. Потом мой портфель стал больше — там были и акции, и паевые инвестиционные фонды, часть денег лежала в банке на депозите под процент, мой портфель был хорошим и сбалансированным, я его составлял для себя с любовью, я вложил душу в него.

В. Кузенкова: Чувствуется серьезный подход.

А. Кокоулин: Да. Тема портфельного управления всегда была мне интересна. Это был очень хороший портфель.

В. Кузенкова: 250 долларов — это самые большие потери, которые были у тебя на рынке?

А. Кокоулин: Это самая большая потеря в одной сделке, за 5 минут я потерял эти деньги.

В. Кузенкова: Мне кажется, это рекордные цифры для людей, которые работают на рынках.

А. Кокоулин: Вопрос в том, что я никогда не люблю ни с кем мериться депозитами, потерями, выигрышами. Я всегда считаю, что надо сравнивать себя с самим собой. Допустим, у этого трейдера такая-то доходность, такой-то депозит. Зачем себя с ним сравнивать? Это разные люди, разные подходы к торговле. Надо сравнивать себя с самим собой. Я сравниваю свои показатели со своими показателями двухлетней давности. Мне так проще. Если я буду себя сравнивать с каким-то другим человеком, это будет не совсем корректно.

В. Кузенкова: Я с тобой полностью согласна. Хоть ты и говоришь, что ты не сравниваешь, так или иначе, работа на рынках — работа на победу, профит. Раз уж был вопрос о потерях, то, наверное, стоит задать вопрос о заработках. Можешь назвать самый крупный профит с одной сделки?

А. Кокоулин: Я бы переформулировал вопрос. Самый лучший профит был в серии сделок. Это было в 2006-2007 годах, когда я работал на российском рынке. Тогда было разделение энергетики, там были не внутридневные сделки, а среднесрочные сделки. Я очень хорошо зашел в эти акции и получил неплохие деньги. Сумму я не помню, но на то, чтобы съездить в отпуск на Новый год этого хватило.

В. Кузенкова: Прекрасно. Артем, насколько мне известно, ты самостоятельно в 2008 году получил лицензию ФСФР (Федеральной Службы по Финансовым Рынкам). Людям, которые сталкивались с этой темой, это скажет о многом. Как человек, не имеющий высшего образования в сфере финансов, смог это сделать?

А. Кокоулин: Если нет образования, значит, можно его получить. Я начну немного издалека. В то время, когда я начал торговать, в один прекрасный момент я понял, что я теряю деньги из-за того, что мне не хватает знаний. Когда я это осознал, я начал искать способы получения этих аттестатов, способы получения финансового образования. Я пошел в институт получать второе высшее образование, проучился 2 курса, потом из-за того, что я переехал в Питер, я это образование не окончил. Тем не менее, в Питере я окончил институт по специальности «Финансовый менеджмент», одновременно с этим я получил аттестаты ФСФР 1-ой и 5-ой серий.

В. Кузенкова: Поясни, пожалуйста, для наших слушателей, что значит 1-ая и 5-ая серия.

А. Кокоулин: Аттестаты ФСФР дают право человеку занимать должности в компаниях и заниматься определенной деятельностью. Первая серия — это брокерская, дилерская деятельность и деятельность по управлению активами, пятая серия — это деятельность по управлению негосударственными пенсионными фондами и по управлению паевыми инвестиционными фондами.

В. Кузенкова: Ты управляющий со всеми документами?

А. Кокоулин: Да, я аттестованный.

В. Кузенкова: Безусловно, это специфика данной области. Далеко не все заморачиваются над тем, чтобы получать какие-то документы. Люди часто берут деньги в управление без документального подтверждения.

А. Кокоулин: Что нужно — получить документы или получить знания? Я шел за знаниями, а эти документы просто подтверждают, что у меня эти знания есть. Те люди, которые идут за документами, это их выбор. Значит, им документ нужнее. Они получают эти документы, но потом тогда не надо спрашивать, почему такой большой процент людей теряет деньги на рынках. Рынок не прощает безграмотность, ошибки и дилетантство.

В. Кузенкова: Какие знания тебе дал этот период? Что ты считаешь самым важным за это обучение?

А. Кокоулин: Самое важное — это то, что я получил тот объем знаний, который мне помог понять структуру финансовых рынков. Одно дело, когда я это изучал самостоятельно по книжкам, другое дело, когда тебе помогают квалифицированные преподаватели. Я ходил на курсы подготовки к сдаче этих экзаменов. Когда квалифицированные преподаватели, люди с опытом работы на финансовых рынках преподают ту информацию, которая нужна, которую я усваивал, обрабатывал, это дает понимание полной картины функционирования финансовых рынков.

В. Кузенкова: Замечательно. Артем, что ты считаешь самым важным для успешной работы на финансовых рынках? Какие качества должны быть, помимо знаний, о которых мы сейчас говорили?

А. Кокоулин: Самое главное качество — самодисциплина. Это не только мое мнение, большинство успешных трейдеров об этом говорит. Если у человека есть дисциплина, рано или поздно он придет к успеху. Если дисциплины нет, каким бы талантливым не был человек, его это погубит. Самое главное — это дисциплина и настойчивость.

В. Кузенкова: В чем выражается дисциплина? Назови какие-то конкретные примеры применительно к трейдингу, потому что это достаточно обширное понятие.

А. Кокоулин: Дисциплина заключается в том, что для человека, когда он работает на рынке, есть определенные правила того, что можно делать, а что нельзя. Может быть, человек вырабатывает для себя их сам, может быть, он берет их откуда-то, какой-то авторитетный человек советует. Это неважно, но эти правила нужно соблюдать. Несоблюдение этих правил приводит к потерям. В конечном итоге, систематическое несоблюдение этих правил приводит к тому, что человек уходит с рынка. Дисциплина нужна в том плане, чтобы жестко придерживаться этих правил, не нарушать их.

В. Кузенкова: Можешь поделиться с нашими слушателями этими правилами? Какие у тебя правила? Назови часть из них, которые будут понятны не только узким специалистам этой сферы.

А. Кокоулин: У меня, например, есть правило, что я никогда не торгую, когда я не готов к торговле. Например, если я не выспался, если я устал. Я в таком случае не буду торговать, потому что я знаю по своему опыту, что это приведет к потерям. Зачем эту нужно? Лучше я пропущу день, у меня хватит дисциплины просто посидеть и посмотреть на терминал, может быть, я какие-то бумажки напишу, поразбираю графики, но торговать я не буду, потому что это мое правило. Могут возникать какие-то конфликтные ситуации. Бывает такое, что человек не в духе. Я тоже бываю не в духе. Когда я не в духе, когда я не настроен на торговлю, это тоже приведет к потерям. Я могу посидеть и посмотреть на терминал со стороны, разобрать графики, но торговать я не буду, потому что я знаю, что это приведет к потерям. Это элементарные правила, а если дальше рассказывать, то там уже будут специфические правила.

В. Кузенкова: В любом случае это контроль над своими эмоциями.

А. Кокоулин: Это обязательно контроль над эмоциями, контроль над поведением, и только так. Как только человек нарушает правила, это приводит к потерям.

В. Кузенкова: Артем, последние несколько лет ты торгуешь на Нью-Йоркской бирже — NYSE. Почему именно эта биржа?

А. Кокоулин: Я считаю, что это этап моего роста. Я торговал на российской бирже, но надо развиваться. Финансовых инструментов очень много. Это Forex, CFD-контракты, фьючерсные контракты, опционы, акции, облигации. Каждый человек находит для себя свой. Я сейчас могу торговать фьючерсами, могу торговать на Форексе, но мне нравятся акции. Я торгую акциями, а на Нью-Йоркской фондовой бирже этих акций больше. Есть российский фондовый рынок, но поскольку его история еще небольшая, он развит не так. На Нью-Йоркской фондовой бирже акций больше, и больше возможностей. Это самая основная причина.

В. Кузенкова: Берешь ли ты сейчас деньги в управление, или ты торгуешь только собственным депозитом?

А. Кокоулин: В настоящее время я торгую только собственным депозитом, потому что деньги в управлении мне сейчас не интересны. Я могу это делать, но сейчас мне интереснее торговать на свои деньги.

В. Кузенкова: Насколько мне известно, ты торговал деньгами инвесторов. Какой опыт из этого ты вынес?

А. Кокоулин: Прежде всего, это ответственность за чужие средства. Одно дело, когда ты торгуешь на свои деньги, ты один раз подумаешь, прежде чем что-то сделать. Если ты торгуешь на чужие деньги, ты три раза подумаешь. У тебя есть ответственность перед инвестором, чьи деньги ты взял. Одна из причин, почему я сейчас не беру деньги в управление — я не хочу брать на себя ответственность. Это не значит, что я ее боюсь, просто я осознаю, какая это дополнительная нагрузка. Сейчас я больше заинтересован в развитии, а не в каком-то результате. У меня нет цели за месяц сделать кучу денег. Сейчас меня интересует развитие. Возможно, потом я приду к управлению денежными средствами, но, если это будет, то это будет в более цивилизованной форме, то есть в виде какого-то фонда, а не как у нас сейчас это принято. Возьмешь деньги в управление? Да, возьму. Зачем? Надо это делать цивилизованно. Надо делать какой-то фонд и управлять средствами через фонд. Но опять же мне до этого надо дорасти. Пока что я к этому не готов, и этого нет. Когда я дорасту профессионально до этого, тогда это обязательно будет.

В. Кузенкова: Замечательно. Я желаю тебе удачи в этом.

А. Кокоулин: Спасибо.

В. Кузенкова: Как твоя семья относится к такой сфере деятельности? Первое впечатление, которое возникает, что это достаточно нестабильный источник дохода. Тебя поддерживают в этом, относятся к этому нейтрально? Как в этом строятся твои отношения?

А. Кокоулин: Естественно, моя семья меня поддерживает, за что ей огромное спасибо. То, чего я сейчас достиг — это не только мое достижение, но и достижение тех людей, кто меня поддерживал. Мои близкие меня понимают. Они говорят: «Не переживай! Всё у тебя получится».

В. Кузенкова: Отлично. Каков твой депозит на сегодня?

А. Кокоулин: Дело в том, что я сейчас торгую не в обычной компании, где дают плечо. Сейчас у меня профессиональная компания, поэтому у меня депозит небольшой, а покупательная способность (мой дневной лимит) — 40 тысяч долларов. Сейчас размер депозита роли не играет.

В. Кузенкова: Я не буду приставать с расспросами. Всё-таки это щепетильная тема. Я думаю, что для наших слушателей эта цифра будет весомой. Мы говорили про фонд в будущем. Какие цели ты ставишь перед собой? О чем мечтаешь?

А. Кокоулин: Главная цель — это развиваться профессионально. Скорее всего, фонд будет материальным результатом тех знаний и умений, которые я получу. Самое главное — это развиваться. Важно, чтобы были возможности для развития, чтобы было, куда расти. Когда ты достиг успеха, сел, сидишь, почиваешь на лаврах, говоришь, что ничего не надо, что ты на вершине — это очень тревожный сигнал. Сразу надо что-то делать. Надо что-то менять, потому что это погубит. Надо расти, надо развиваться, искать возможности для развития.

В. Кузенкова: Очень сильная и похвальная речь. Я думаю, что с таким настроем всё получится. Я вообще не представляю тебя, почивающим на лаврах в том смысле, что ты успокоился, и больше тебе ничего не нужно. Желаю, чтобы всегда были цели, чтобы было, к чему стремиться.

А. Кокоулин: Одна из моих целей — это в старческом возрасте (лет в 90) уйти на покой. Я скажу, что я устал, уйду от дел и займусь написанием мемуаров. Мне есть, что написать.

В. Кузенкова: Очень хочется почитать эти мемуары, когда всем нам будет за 90.

А. Кокоулин: Что еще делать-то? Возраст будет преклонным. Займусь вот этим.

В. Кузенкова: Отлично. Будем ждать новостей с полей. Поскольку мемуаров нам ждать еще очень долго, и мы к ним пока не спешим, скажи, если оглянуться назад, какой из всех периодов, о которых мы говорили сегодня, был самым трудным для тебя и почему? Что помогло не сдаться и не опустить руки?

А. Кокоулин: Всегда трудно адаптироваться к новым условиям. Возможно, было тяжело, когда я только пришел из армии и не знал, чем заняться, куда приложить себя. Возможно, эти поиски были тяжелыми, но, тем не менее, главное — не сдаваться. Это самое главное правило. Можно столкнуться с такими обстоятельствами, которые тебя поглотят, уничтожат, но важно — не сдаваться в любом случае. Пусть ты погибнешь, но погибнешь в борьбе.

В. Кузенкова: Я тоже пожелаю нашим слушателям не сдаваться.

А. Кокоулин: Не погибать, выходить победителей.

В. Кузенкова: Победы бывают разными. Иногда победа над собой гораздо важнее.

А. Кокоулин: В 99% случаев победа над собой более важна, чем какая-то другая победа. Даже если ты себя преодолеваешь на миллиметр, на грамм, это гораздо важнее, чем какое-то другое признание посторонних людей. Признание людей — это такая штука, которая сегодня есть, а завтра нет. Когда ты себя преодолел, ты знаешь, что ты можешь, ты это сделаешь еще раз. Сначала ты преодолел себя в чем-то мелком, потом ты начинаешь преодолевать себя в среднем, потом в крупном. Я считаю, что именно так человек развивается.

В. Кузенкова: Да. Артем, в завершении программы посоветуй что-нибудь нашим слушателям.

А. Кокоулин: Я пожелаю не сдаваться, не бояться и делать то, что нравится, идти к своей цели, и неважно, как — можно обходными путями, можно напролом, можно из-под земли.

В. Кузенкова: Артем, спасибо тебе большое за то, что согласился стать героем программы. Желаю тебе успехов в делах, такой же непоколебимой веры в себя и силы духа. Мне очень приятно, что к нам на программу приходят настоящие мужчины с большой буквы. Твоя история тому самое реальное подтверждение. Я пожелаю всем нам мирного неба над головой, профитных сделок в работе и никаких сделок с совестью. Удачи! До встречи на портале Podster.

Ширина

На этот раз гостем программы «Преодоление» стал Артём Кокоулин, капитан запаса Вооруженных сил России, трейдер, папа, интересный человек и просто хозяин своей судьбы.

В арсенале Артёма несколько высших образований, 10 лет службы в армии, командировка в Моздок в 2000 году, поиск себя после ухода на «гражданку», получение лицензий на брокерскую деятельность и деятельность финансового управляющего, торговля на Нью-Йоркской бирже и множество других не мене важных и интересных страниц жизни, часть из которых нам удалось раскрыть в нашей программе.

Артём рассказал нам:

— О профитах и потерях.
— О дисциплине и самодисциплине.
— О целях, работе над собой и возвращении к мирной жизни.
— Почему так важно не сравнивать себя с другими, а сравнивать себя только с собой.

Выпуски

Комментарии