То, что делает меня сильнее, других убило бы

0
8 мая 2012
5124 прослушивания

Требуется обновление Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Встроить
Текстовая версия

В. Кузенкова: Здравствуйте, дорогие слушатели подкаста «Преодоление». Для меня это очень необычная запись, и признаюсь честно, я волнуюсь не меньше, чем перед своим первым эфиром. Сейчас в студии Podster две Вероники. Моя замечательная гостья Вероника Скугина на все 100% — олицетворение победы, причем очень обаятельное и красивое. Вероника, здравствуй.

В. Скугина: Здравствуйте.

В. Кузенкова: Не хочу говорить громких и пафосных слов. Историю Вероники я узнала из статьи, ссылкой на которую со мной поделился мой хороший друг. Прочитав текст, я несколько минут сидела и приходила в себя. Потом я поняла, что я очень хочу пригласить эту удивительную девушку в качестве гостя программы «Преодоление», и Вероника дала согласие, за что ей спасибо. Вероника, у тебя в статусе стоит фраза «То, что делает меня сильнее, других убило бы». Расскажи, пожалуйста, нашим слушателям, что заставило тебя быть настолько сильной.

В. Скугина: Это вынужденная ситуация, потому что мы, к сожалению, живем в России, где нужно быть очень сильным, чтобы жить. У нас практически ничего нет для инвалидов, и стоит выбор: либо запереть себя в квартире в четырех стенах, либо жить наравне со всеми. Чтобы инвалиду жить наравне со всеми, нужно быть сильнее других.

В. Кузенкова: Расскажи, пожалуйста, о том, что привело к этой инвалидности.

В. Скугина: Я была маленькой, мне было 10 лет, и мы с отцом попали в автомобильную аварию. Мой отец погиб, а я осталась без ног.

В. Кузенкова: Я знаю, что несколько месяцев после этой аварии ты провела в коме. Какая была твоя первая мысль после выхода из комы?

В. Скугина: Когда я открыла глаза и посмотрела на потолок, там были длинные больничные лампы, и на них были мухи. Они мне показались огромными, и моя первая мысль — почему мухи такие большие. Это первое, что мне пришло в голову. Потом я уже всё поняла, я узнала больничную палату, маму у окна.

В. Кузенкова: Как проходило восстановление?

В. Скугина: Я бы назвала это чудом, так как 2 месяца с копейками я была в коме, у меня было 2 остановки сердца. Буквально после того, как я пришла в себя, через 2 недели меня выписали, потому что организм восстановился моментально, и не было смысла держать меня дальше в больнице.

В. Кузенкова: Я знаю, что, не смотря на случившееся, ты продолжала учиться. Авария случилась, когда тебе было 10 лет, а это время, когда все дети учатся в школе. Почему было принято решение о переезде в интернат? Почему ты не осталась в родном городе?

В. Скугина: После выхода из комы, приехав домой, в школу меня не взяли по простой причине. Дети — жестокие люди, для меня это и так травма, а находиться в общеобразовательной школе, где учатся нормальные здоровые дети, будет сложно, потому что они будут издеваться, дразнить. Из-за этого меня не брали в школу, а домой приходили репетиторы, которые практически не приходили. У меня есть старшая сестра, с которой у нас разница в полтора года, она училась на класс старше меня, и я занималась вместе с ней. Мое образование по классу выше на год пошло, потому что мы с ней вместе делали уроки. Просидев 2 года дома, было принято решение, что нужен интернат, потому что образование нужно получать. Трехклассовое образование в 11-12 лет никуда не годится. Мы очень долго искали подходящий интернат. У мамы был знакомый дальнобойщик, который приехал в гости и рассказал, что они привозили гуманитарную помощь в Орловскую область, в интернат, и что его интернат поразил своей чистотой. Там не было решеток, зеленых стен, там везде картины. Он сказал, что это очень удивительное место. Мы собрали справки, конечно, это было далеко, но меня отправили туда.

В. Кузенкова: Я уточню, что родилась ты в Иркутской области.

В. Скугина: Да.

В. Кузенкова: Как проходила твоя жизнь в интернате? Насколько было тяжело, или, наоборот, было легче после сидения дома?

В. Скугина: Мне кажется, это был довольно сложный период. Училась я хорошо, по учебе у меня были хорошие оценки, по поведению у меня всегда был неуд, потому что я срывала уроки, я была той еще задирой. Отношения с детьми, которые там учились, у меня не очень хорошо складывались, потому что в основном там были дети-отказники, то есть дети, которые с пеленок мотаются по детским домам, и они не видели другой жизни. Мне было сложно обзавестись там друзьями. Проучившись 5-7 лет, я так и не обзавелась нормальными друзьями. Там всё было сложно. Я скажу, что я не люблю этот город, у меня не осталось хороших и светлых воспоминаний о нем.

В. Кузенкова: Я помню, что в других интервью ты говорила о том, что дети, которые с рождения имеют инвалидность, привыкли, что им всё на блюдечке приносят, и у них несколько иное отношение к жизни. Когда ты самостоятельно пытаешься что-то решить, сделать, выбраться, происходит столкновение между твоей ментальностью и детей, которые там были.

В. Скугина: Да. Живя после аварии дома, я видела, как относятся ко мне люди на улице. Хоть это был маленький поселок, и все друг друга знали, всё равно было заметно, что отношение сильно изменилось, изменился взгляд людей, разговоры людей. Они к тебе относились одним образом, потом стали относиться другим образом. Ты понимаешь, что так будет всегда и везде, и неважно, учишься ты в интернате или живешь дома. Люди настолько узко мыслят, они считают, что инвалид сродни проказу. У детей, учащихся в интернате, есть свой маленький мир, свой социум. В старших классах они начинают понимать, что всё будет не так, а в начальных классах им кажется, что всё будет здорово. К сожалению, это не так.

В. Кузенкова: Ты сказала, что у тебя не осталось хороших воспоминаний об интернате, но мне кажется, что в этом можно найти что-то положительное, точнее человека, который, по твоим рассказам, сделал много хорошего. Это Татьяна, которая стала твоей подругой в этот период.

В. Скугина: Да. Я считаю, что это было замечательное знакомство. Мне было 14, и мы познакомились с Татьяной. Она курировала этот интернат, она приехала как раз из Москвы, и наша дружба началась с первого слова. Таня — довольно сильная, жесткая личность, женщина, которая знает, чего она хочет, и она этого добивается. Во мне она, наверное, что-то такое увидела. У нас было довольно странное знакомство. Мы сидели на лавочке, когда она приехала, и она спросила: «Где можно найти Марину Ксенофонтову?» Это бывший директор нашего детского дома. Тогда она очень странно на меня посмотрела, на что я довольно язвительно ответила. Я сказала: «Понятия не имеем, ищите сами». Когда она на меня так посмотрела, я сказала: «Зачем так смотреть? Не мультики же смотрите». Она поняла, что я девушка с характером, и через 2 часа меня вызвали к директору. Я подумала, что она нажаловалась, но, как выяснилось, она хотела более тесно познакомиться. С тех пор мы дружили, она меня забирала на каникулы в Москву. Если бы я жила в провинциальном городке, всё бы было по-другому. Таня показала мне совершенно другой мир. Это был маленький городок, где нет театров и кинотеатров, где есть непонятный музей, в котором смотреть нечего. Он умирал, а ты приезжаешь в Москву, где тебя водят по музеям, театрам, кинотеатрам, тебе показывают, что такое хороший ресторан, ты понимаешь, что всё по-другому. Я поняла, что я не хочу жить в этом маленьком городе, что я хочу умственно развиваться намного выше, что от большого города я получу намного больше, чем от маленького, и не дай Бог спиться, как многие знакомые.

В. Кузенкова: Да. Я сама родом из небольшого города, и я хорошо понимаю, о чем ты говоришь. У нас либо люди уезжают, либо спиваются и прозябают. К сожалению, почти вся провинция живет именно так, и окно в большой мир очень маленькое.

В. Скугина: Да. Ты в какой-то момент начинаешь понимать, что ты хочешь чего-то большего, чем ты сейчас имеешь, и к этому надо стремиться.

В. Кузенкова: Это замечательно. Насколько мне известно, есть еще одна сложная страница в твоей жизни. Я не могу не задать этот вопрос. Есть эпизод, где постарались охотники за сенсациями, поговорим о силе телевидения, СМИ. Это связано с общением с Татьяной, вашей дружбой и тем периодом. Расскажи, пожалуйста, об этом подробнее.

В. Скугина: Надо начать с деятельности Татьяны, наверное. Татьяна — это сваха. Она выдавала девушек-инвалидов замуж за хороших обеспеченных иностранцев. Всё это было легально, никого из-под палки не выдавали замуж. Я это наблюдаю и могу сказать, что это интересно. Когда Таня делала портфолио девушкам, выкладывала их на специальный сайт, заходили мужчины, и им нравилось какая-то девочка, Таня устраивала им встречу либо за границей, либо в Москве. Если между ними произошла искра, то в дальнейшем это заканчивалось браком. Если искра не происходила, то искались новые партнеры. Таня считала, что наши российские мужчины не смогут обеспечить должного внимания и ухода девушкам-инвалидам, которые этого заслуживают, поэтому это нормальная практика. За границей всё по-другому — там к людям с инвалидностью относятся как к обычным людям. Для них нет ничего странного в том, что нормальный здоровый мужчина может взять в жены девушку-инвалида.

В. Кузенкова: Я дополню, что это возможность обеспечить нормальное медицинское обслуживание.

В. Скугина: Да, это страховка и обслуживание, качество которого намного выше нашего. Сейчас это программа «Пусть говорят», тогда эта программа по-моему называлась «На диване» с Андреем Малаховым. Татьяну пригласили на эту передачу, чтобы обсудить тему проституции, тему того, как девушек похищают. Они приезжают, у них забирают паспорта и заставляют заниматься проституцией. Таня — такая хорошая, так всё правильно делает, там описали одну тему. Когда мы приехали, нам не дали почитать вопросы. Мы приехали за 5 минут до нашего эфира, нас очень долго везли. Всё выставили так мерзко и гадко, будто Таня — сутенерша, что она не выдает девушек замуж, а отдает в рабство, на органы, в публичные дома как игрушки, хотя Таня привезла с собой кучу свадебных фотографий, видео, картин, которыми она занималась как фотограф. Ей не дали сказать ни слова, всё время перебивали. Я присутствовала вместе с Татьяной на записи передачи.

В. Кузенкова: В качестве гостя?

В. Скугина: Да, как одна из Таниных подопечных, хотя меня нельзя было отнести к тем девушкам, потому что я сразу сказала, что я замуж не хочу, хотя в принципе и речи об этого не было. На самом деле, Таня хотела меня удочерить, но я отказалась, потому что я была уже довольно взрослой, и я понимала, что мать у меня одна. Мы с Таней в каком-то смысле были как мать и дочь, она обо мне заботилась именно как о дочери. Приехав с Таней на передачу, я поняла, что меня на всю Россию выставляют проституткой. Когда вышла передача, ее посмотрели много людей, я тогда еще жила в маленьком городке, в котором находился интернат. Я не могла в него приехать больше месяца, у меня была жуткая истерика, потому что это было неправдой. Приехав в городок, а мне туда надо было возвращаться, на меня показывали пальцем, открыто говорили, что я проститутка, что я занимаюсь проституцией, откровенно предлагали деньги за ночь. Это был неимоверный стресс, и меня посетила мысль покончить жизнь самоубийством, потому что я поняла, что у меня нет друзей, нет людей, которым я могу открыться.

В. Кузенкова: Которые могут тебя поддержать в этой ситуации.

В. Скугина: Да. Это продолжалось в течение года, и это был жуткий период. Я находилась на грани, потому что весь народ был натравлен на меня. Спасибо, Боже, что дал мне сил.

В. Кузенкова: У меня нет слов, чтобы прокомментировать ту подлость, которая была сделана в отношении тебя лично. Насколько мне известно, тогда на программе тебя заметил один из московских режиссеров, и это стало определенным шансом.

В. Скугина: Да, действительно. Аня Меликян написала сценарий фильма «Русалка», где одна из второстепенных главных ролей — девушка-инвалид без ног. Они долго искали эту девушку, а ее помощница Анжелика увидела меня по телевизору, связалась с Татьяной, хотя Татьяна сразу после передачи восприняла всё в штыки, сказала: «Хватит! Ребенок и так натерпелся», на что ей сказали, что это кино, что всё будет нормально. Нас пригласили на Мосфильм, мы приехали, нам дали почитать сценарий, а это здоровая папка бумаг. Аня сразу сказала, что на этих страницах твоя речь, можешь ее исправить под себя, чтобы смысл не потерялся. Съемки были назначены на следующий год. Я подумала, почему бы и нет, ведь это интересно.

В. Кузенкова: Еще бы, кино!

В. Скугина: Год после выхода передачи до съемок, когда я жила в маленьком городке, я переживала, забыла про съемки, я даже никому не говорила, что мне предложили сняться в кино. Я думала, что никто не поверит, и это было неособо важно, потому что я не очень люблю хвастаться. Когда наступил момент съемок, я переехала в Москву. Я жутко волновалась перед первым съемочным днем, потому что я чувствовала себя совершенно несъемочным человеком, не актрисой. Я в классе у доски отвечать не могла, потому что я краснела, бледнела, заикалась.

В. Кузенкова: А тут еще и камера смотрит.

В. Скугина: Да. Я никогда не выступала, потому что я не могла себя пересилить, я не могла при людях что-то говорить, даже если я знала этих людей. Я очень волновалась перед съемками, я говорила Ане, что я не справлюсь, что я не смогу. Аня сказала, что меня будут мучить целый день, что я должна хотя бы попробовать. Я помню момент, когда мы всё отрепетировали, приготовились и услышали слова «Камера, мотор, начали», у меня что-то щелкнуло. Первый дубль, как Аня потом сказала, был самым идеальным. Куда делась эта стеснительность, я не знаю. Я справилась, и я поняла, что у меня начинается другая жизнь.

В. Кузенкова: Прекрасно. Первый дубль — самый запоминающийся. Что еще тебе запало, запомнилось со времени кинопериода, съемок именно в Русалке?

В. Скугина: Самый смешной момент был, когда мы снимали на мосту, была ночная смена. У нас ассистенты по актерам не справлялись, и была взята новая девочка — ассистент. Я помню, что мы снимали дубль, и я сидела, говорила текст, эта девочка влетает в кадр, сует мне в лицо листок А4 и говорит: «Вероника, принесли обед. Что ты будешь есть?». Это был самый запоминающийся момент, который я никогда не забуду. Там было столько ругани, столько всего произошло.

В. Кузенкова: Я думаю, что и обед был по расписанию, и съемки закончились успешно.

В. Скугина: Да.

В. Кузенкова: Дальше был выход фильма на экраны. Как всё происходило? Что последовало за этими событиями?

В. Скугина: До выхода фильма на экран произошло многое. Во-первых, я осталась жить в Москве, потому что я поняла, что я хочу, чем я хочу заниматься. Я сразу поняла, что актриса — это хорошо, но это не мое, а процесс съемок меня очень порадовал. Я решила, что я буду работать в съемочной группе. Во время съемок чисто случайно, в другом городе я познакомилась со своим бывшим молодым человеком, можно сказать, мужем. Как выяснилось потом, он тоже работает в кино, он оператор. Это было удивительно. Первое время мы просто встречались, потом стали жить вместе, живем мы вместе в Москве, стали работать на съемочных площадках вместе, потом вышла Русалка, прошел примерно год. Я поняла, что люди узнают меня на улицах, но боятся ко мне подойти. Я вижу, что им хочется, но они не могут. Некоторые подходили и брали автографы, я жутко смущалась и до сих пор смущаюсь.

В. Кузенкова: Ничего. Слава нашла героя.

В. Скугина: Да. Я до сих пор смущаюсь. Не скажу, что я скромная, но публичность не льстит мне, я не чувствую себя звездой, я стараюсь слиться потихоньку куда-нибудь.

В. Кузенкова: Я думаю, что это не получится, потому что следующий фильм был довольно быстро. Это фильм «Ника».

В. Скугина: Нет, Ника пришла через года 3. Я уже переехала в Питер. Мы приехали по работе, у нас был контракт с одной кинокомпанией на год. Я жила в Питере, на съемочной площадке я познакомилась со вторым режиссером Аней Беликиной. Аня тогда оканчивала последний курс режиссуры. Она сказала, что ей надо снять дипломную работу, и что она хочет снять обо мне фильм. Я долго думала, мы с Аней так хорошо подружились, она такая замечательная девушка, и я решила сняться в ее фильме «Ника». Это телевизионный документальный портрет. Аня его стала рассылать по кинофестивалям. На одном из фестивалей «Кино без барьеров» мы выиграли гран-при.

В. Кузенкова: Это было в 2010 году?

В. Скугина: Да. Это был удивительный год. Сам фестиваль принес очень много замечательных знакомств, красок, эмоций. В этом году этот фестиваль опять будет. Фильм получился довольно грустным, но интересным.

В. Кузенкова: Я смотрела этот фильм с интересом, он меня впечатлил. Я могу порекомендовать этот фильм всем, кто захочет, найдет на это время и возможность. Мы обязательно поставим ссылку в описание программы, и он будет доступен нашим слушателям. Я надеюсь, что киношная история продолжится в твоей жизни.

В. Скугина: Она не продолжится.

В. Кузенкова: Я не буду раскрывать все секреты. Если ты захочешь, ты их раскроешь сама. Мне хотелось бы сейчас уйти в другую сторону, потому что я считаю, что это важно. Если что, ты меня поправишь. Слово «Инвалидность» в нашем разговоре мне сложно произносить, но я прекрасно понимаю, что это определенные бытовые трудности. Ты очень активный человек, ты выглядишь чудесно, много общаешься, путешествуешь. Я только могу догадываться, какой ценой это всё дается. С чем тебе пришлось столкнуться в твоей каждодневной жизни?

В. Скугина: Я об этом особо не задумываюсь. Мне кажется, что я также дышу, вижу. Дома я совершенно самостоятельна, и живу я одна, я снимаю квартиру, сейчас я живу с другом, просто с другом, ничего личного. В быту я совершенно самостоятельна, и мне не требуется помощь ни в чем, в передвижении тоже. Со временем ты учишься и не обращаешь на это внимание. Это всё равно, что ты идешь и не думаешь, почему ты идешь, почему у тебя двигаются ноги. Так происходит и у меня, я не думаю, почему это происходит, просто я двигаюсь.

В. Кузенкова: Я знаю, что ты любишь гулять. Какие у тебя любимые места для прогулок? Есть такие в Питере?

В. Скугина: Я очень люблю центр Питера, подальше от Невского. Например, Марата. Там есть старенькие домишки. Я люблю фотографировать, но я не фотограф, я любитель. Я всё время с камерой, и я всё время что-то фотографирую. В хорошую погоду ты гуляешь, смотришь на людей, видишь их эмоции, и это приносит много радости.

В. Кузенкова: Я знаю, что есть еще одна тема, которая приносит тебе много радости. Чем в душе отзывается рев двигателя мотоцикла?

В. Скугина: Любовью. Это самая страстная любовь. Если бы мотоцикл был мужчиной, то это было бы любовью всей моей жизни, но так как мотоцикл — это просто мотоцикл, то это любовь всей моей жизни к железному коню. Когда я слышу мотоцикл на улице, у меня всё замирает внутри, и я начинаю его искать глазами. Я очень люблю кататься на мотоцикле, для меня это отдушина. Я катаюсь с друзьями, потому что сама, к сожалению, управлять им не могу. Когда ты несешься ночью по пустынным улицам, это здорово. Сложно сказать, с чем это связано, но это вызывает столько эмоций! Если у меня есть внутренние проблемы, проблемы на работе или еще что-то, всё это отходит на задний план, у меня внутри становится пусто, потом ты слазишь с мотоцикла и видишь ответ на свой вопрос. Я слезу, и у меня в голове всё выстроено, я знаю, что делать, как жить. Очень тяжело зимой, когда ты не можешь быть рядом с мотоциклом.

В. Кузенкова: Я знаю, что у тебя очень много друзей среди мотоциклистов в городе. Как раз они сделали несколько интересных инициатив тебе в помощь. Что для тебя твои друзья?

В. Скугина: Мне кажется, это всё. Люди приходят и уходят, и остаются самые сильные и надежные. Кого-то знаешь 10 лет, кого-то — полгода, но ты понимаешь, что ты его будешь еще 200 лет знать, и он останется самым родным и близким. Друзья заменили мне семью. Наступает момент, когда ты устаешь, когда у тебя всё сложно, есть семья, папа, мама, бабушка, которые скажут, что всё хорошо, и погладят по голове. У меня нет семьи, и в этот момент друзья мне заменяют семью, они и отругают, и наорут, и пожалеют, и сделают что-нибудь приятное. Я могу похвастаться, что у меня слишком много друзей.

В. Кузенкова: Слишком много не бывает.

В. Скугина: Я знаю, что их будет еще больше. У меня самая богатая семья на свете, потому что они для меня всё.

В. Кузенкова: Что ты больше всего ценишь в людях, в том числе в твоих друзьях? Есть понятия «Свой/не свой», и это не значит, что человек плохой, просто он не твой. Какие твои люди?

В. Скугина: Они настоящие, в первую очередь. Я не люблю лицемерие, ложь. В каких-то моментах жизни я слишком прямая. У меня должно быть всё четко. Что касается дружбы, я не понимаю, как можно дружить за что-то. Если тебе нравится человек, значит, он тебе нравится весь и полностью — внешний вид, манера общения, манера речи. Если ты начинаешь дружить с человеком, ты дружишь с человеком, как с целой личностью. Я ценю в своих друзьях именно то, что они видят во мне полноценного человека, личность. Они понимают, что я инвалид, но в первую очередь, они видят во мне человека, с которым можно на равных много вещей делать — кататься на мотоцикле, ходить в клуб на дискотеку и хорошо оторваться. Я не уступаю нормальным людям, это мне и нравится. По этому принципу у меня и отбираются люди. Если начинается какая-то возня с жалостью или недомолвками, люди отходят. Яне прекращаю с ними общаться, просто они отходят на другой план. Должны оставаться те люди, которые будут принимать тебя полностью таким, какой ты есть.

В. Кузенкова: Согласна с этим. Есть близкие друзья, которые принимают, есть люди с определенной ментальностью, у которых с восприятием, как мне кажется, плохо. Я знаю, что нашу запись услышат достаточно много людей. Если у тебя есть, что сказать всем окружающим, которые, не понимая, от незнания, глупости или еще чего-то, странно себя ведут, смотрят или еще что-то, то говори. Ты можешь им сказать то, что считаешь нужным.

В. Скугина: В первую очередь, хочется сказать: «Если вы видите на улице инвалида, и у вас первое желание — дать ему денег, посмотрите внимательней, похож ли тот человек на того, кому нужны деньги». Со мной это происходит практически постоянно. Внешний вид играет большую роль, и прежде чем вы полезете в кошелек, подумайте. Если вы подумаете, что надо дать, подойдите и спросите, а не суйте деньги. Это будет верным и правильным решением, потому что иногда люди делают глупости, они подходят, дают деньги, получают отказ и обижаются на это. Не стоит обижать людей, которых вы видите, и не стоит обижать себя. Острые на язык, как я, например, могут и послать, если с первого раза не поймут. Чтобы не обидеть себя, можете предложить помощь. Не нужно сразу хватать и что-то делать, просто подойдите и спросите, нужна ли помощь. Если вы услышите ответ «Да, если можно», то спросите, как помочь. Если вы услышите, что помощь не нужна, значит, она действительно не нужна. Не стоит говорить разного рода глупостей. Пару недель назад со мной произошла следующая история. Я ехала по делам, вышла возле торгового центра, а мой друг работает в этом торговом центре. У него рядом стоит мотоцикл, и, выйдя на остановке, я думала разыграть друга — ударить по мотоциклу, чтобы у него брелок зазвенел. Потом я подумала, что не стоит, я ему позвонила и спросила, где его мотоцикл, на что друг сказал: «Стоит». Я сказала, что нет мотоцикла. Он спросил: «Как нет?», я говорю: «Так и нет». Он сказал, что сигнализация не сработала, на что я ему ответила, что у него плохая сигнализация. Он сказал стоять на месте, что он бежит. Я люблю фотографировать, одета я была очень хорошо, у меня была деловая встреча. У меня в руках был фотоаппарат Nicon D90 и очень большой объектив — телевик. Я встала чуть подальше, чтобы сфотографировать лицо друга, его эмоции. У меня в руках была здоровая бандура, которая стоит довольно приличную сумму денег. Мимо меня проходит женщина, она сказала мне что-то, а я была в наушниках и не услышала ее, потом переспросила, что она хотела, она сказала, что деньги можно зарабатывать другим способом. Я у нее без задней мысли спросила: «Каким?». Она сказала, что можно работать на компьютере, отвечать на телефонные звонки, и тут до меня дошло, о чем она говорила. Я у нее спросила: «Вы что думаете, что я бомжую?», на что она сказала: «А что, ты не бомжуешь?». Первая моя реакция — запустить в нее фотоаппарат, но мне было его жалко, потому что он очень дорогой. Таких вещей не должно происходить. Люди, не делайте так. Вы даже не понимаете, насколько вы можете обидеть человека такими мыслями. Я попросила эту милую женщину держать свои мысли при себе и в следующий раз пытаться их не озвучивать, иначе можно схлопотать не физически, а морально. Жалейте свои нервы и наши нервы.

В. Кузенкова: Раз уж разговор вышел в эту сторону, скажи, кем ты и где сейчас работаешь?

В. Скугина: Я сейчас работаю в ЦПКиО, на Елагином острове. Там есть отдел культурных программ, мы организовываем большие праздники, карнавалы. 19 мая будет реализован большой проект, над которым мы сейчас работаем, 19 мая будет карнавал для детей-инвалидов. Там переделываются инвалидные коляски под кареты, летающие тарелки, самолеты. Всё настолько красочно и красиво! Он будет проходить в четвертый раз, это очень замечательный и светлый праздник, там много аниматоров и клоунов, которые развлекают посетителей, гостей, выступает много артистов. Это светлый и замечательный праздник, хотя всегда есть свои проблемы — нам не хватает денег на финансирование. Не хватает денег на материалы, чтобы создать красивые конструкции. В общем, всё, как всегда, упирается в финансы, что очень плохо. Люди выбиваются из последних сил, чтобы найти считанные копейки, чтобы порадовать детей, чтобы устроить для них праздник, который они практически никогда не видели.

В. Кузенкова: Я надеюсь, что у вас всё получится, найдется финансирование. Я сама с этим столкнулась, знаю, что это достаточно сложно. Пока есть хоть один шанс, его нужно использовать. Я надеюсь, эта программа будет помощью, может быть, кто-то услышит и захочет помочь в организации и подготовке этого праздника.

В. Скугина: Это будет очень здорово, нам очень сильно нужна помощь.

В. Кузенкова: Вероника, сейчас ты вынашиваешь какие-то планы, о чем-то мечтаешь. Можешь ли ты поделиться тем, что сейчас тебя занимает? Какой ты видишь себя в будущем?

В. Скугина: Это странный вопрос. Я стараюсь жить одним днем, жить тем моментом, который есть сейчас. Когда я начинаю думать о будущем, у меня возникает куча негативных мыслей и легкая депрессия. Для того чтобы этого не случалось, я стараюсь не думать о будущем. Вроде всё легко и просто, но всё сложно. У меня проблемы с жильем, у меня нет своего жилья, у меня проблемы с работой, я нигде надолго не задерживаюсь. Я же не говорю, что я плохая, я очень хорошая, но так получается. Я, наверное, слишком правильная в некоторых вопросах. Я понимаю, что пора уходить, потому что дальше я не могу переселить себя и сделать какие-то вещи, потому что я считаю, что это неправильно. Планы на будущее — это иметь свое жилье, это самое замечательное, что может быть. Я хочу маленькую-маленькую квартирку с маленькой кухней, тогда у меня не будет никаких проблем. Если будет квартира, то будет учеба. Я очень хочу пойти на ветеринара. Это еще одна моя маленькая страсть. Мне кажется, что я очень хорошо понимаю животных, даже то, о чем они думают. Меня животные тоже любят, они на улице ко мне подходят. Я могу возиться с ними, лечить их, мне это доставляет большую радость. У меня происходит терапия, когда я нахожусь рядом с четвероногими существами.

В. Кузенкова: Я знаю, что у тебя, как минимум, одно четвероногое существо уже есть, его зовут Ника.

В. Скугина: Да, Николь, это собака породы брюссельский грифон. Ей зимой исполнилось 5 лет. Когда ей исполнилось 5 лет, я сказала, что это мои самые долгие отношения в жизни, это единственное существо, которое не оставит меня еще очень-очень долго. Я безумно люблю свою собаку за то, что она меня понимает. Я шебутная и всё такое, но когда я прихожу домой, наступает момент, когда мне хочется тишины, чтобы не было игр, бесиловки и так далее. В этот момент собака меня понимает, она старается не просить очень много внимания, поиграть с ней, она видит меня и утихает. Она ложится на свое место, понимая, что надо дать отдохнуть, потом можно и поиграть. За это я ее безумно люблю, она понимает, когда мне что-то нужно.

В. Кузенкова: Я знакома с этим зверем и могу сказать, что это невероятной дисциплины маленькое существо, которое понимает и принимает любую установку и любит, когда ее гладят по животику.

В. Скугина: Она по поведению похожа на кошку. Она очень ручная, любит, когда ее держат на руках, чешут. Для нее важно, что будет происходить вокруг. Когда я работала в кино, у меня только появилась собака, и я постоянно возила ее с собой на съемочную площадку. С первого раза она поняла, что такое мотор, камера и стоп. У меня собака может носиться по площадке, лаять, играть со съемочной группой, она очень громко себя вела, такое количество людей всегда вызывало у нее позитив. Как только она слышала «Камера, мотор», она сломя голову неслась к моему рабочему месту и ложилась, и неважно, что будут взрывать, стрелять, какой бы грохот не происходил, собака не шевельнется. Как только она слышала команду «Стоп», она подрывалась и летела дальше. Она была до такой степени воспитана в этом вопросе, что с ней было одно удовольствие на работу ездить. Она не будет мешать в нужные моменты.

В. Кузенкова: Замечательный друг. В разговорах прозвучало, что у тебя бывают периоды, когда ты устала, когда нет настроения, у каждого из нас бывают хмурые утра и вечера. Есть ли слова, которые ты говоришь про себя, когда тебе трудно, которые тебе помогают подняться и восстановиться?

В. Скугина: Завтра будет новый день, завтра будет всё лучше, чем вчера. Настроение бывает странным — иногда я могу целый день ходить на позитиве, и когда я дохожу до дома, я могу понять, что я морально пустая, что я выжитая, но я понимаю, что это будет длиться до того момента, пока я не выйду снова. Я не стараюсь на это обращать внимание. Если совсем плохо, я могу кому-нибудь позвонить. У меня есть 2-3 человека, которым можно позвонить и в 4 утра, и в 3 утра, которые проснутся и поймут, что мне плохо. У меня есть единственный друг, которому я могу поплакаться в трубку, которому я могу позвонить, разбудить, он спросит, что случилось, а я могу навзрыд реветь час, и он будет слушать. Потом я начну всхлипывать, он спросит, всё ли нормально, я скажу, что да, он скажет: «Тогда я спать», и отключается. За это очень важно любить друзей. У меня есть хороший друг-мальчик, который мне как брат по крови. Когда есть такие люди, я не боюсь завтрашнего дня. Я знаю, что если мне тяжело, они сделают так, чтобы мне было легче, хотя я пытаюсь делать так, чтобы не вешать все свои негативные проблемы на друзей, потому что они всё время должны видеть меня в позитиве, чтобы им не было грустно.

В. Кузенкова: Позитив, любовь к жизни — что это для тебя?

В. Скугина: Позитив — это то, что происходит вокруг, позитив можно везде увидеть, если захотеть. С любовью к жизни сложнее. Я люблю жизнь, я люблю жить, я люблю людей, плохих и хороших, потому что они есть, они делают жизнь. Движение — это жизнь. Пока мы движемся, мы живем. Я не понимаю того, что нам даровано свыше. Понятно, что люди уходят по естественным причинам, а когда люди уходят по своим же причинам, я не понимаю, я не понимаю, как человек может на это пойти. Невозможно сделать так, чтобы взять и уйти, у меня рука не поднимется на себя, я слишком люблю жизнь, я люблю всё, что происходит вокруг. Я очень люблю быть на улице. Даже если я одна, мне важно быть среди людей. Я вижу жизнь, которая кипит, я вижу их улыбки, эмоции, и это дарит какие-то ощущения. Ты впитываешь в себя всё окружающее. Я люблю жить.

В. Кузенкова: Даже не сомневалась в этом. Глядя на тебя, никаких сомнений не возникает. Жизнь — это здорово, замечательно. Наверное, это последний вопрос на сегодня. Вероника, что бы ты посоветовала нашим слушателям, которые столкнулись с какой-то сложной ситуацией в жизни? Какие-то слова, какой-то совет, который ты считаешь самым важным?

В. Скугина: Я где-то прочитала следующее выражение. «Оказывается, не всё потеряно», — подумал человек, спрыгнув с моста. Когда люди видят безвыходную ситуацию, они понимают, что всё кончено, и когда они делают шаг, когда они летят в пропасть, они понимают, что есть выход, но уже поздно что-то делать. Не делайте последнего шага, остановитесь, подумайте. У всех разные проблемы, разные причины, у кого-то проблемы в семье, у кого-то — на работе, большие или мелкие. Не думать о них невозможно, но решение всегда есть. Если нет решения, значит, вы плохо думали. Сядьте, закройте глаза, успокойтесь, переиграйте эту ситуацию в голове, и вы увидите выход. Нет безвыходных ситуаций, просто надо тщательно думать, и всё получится.

В. Кузенкова: Спасибо. На этой замечательной ноте я предлагаю завершить нашу сегодняшнюю беседу. Я очень надеюсь, что мы еще встретимся в этой студии в другом качестве. Мне еще много, чего хочется сказать, но я понимаю, что эти слова будут лишними после всего, что прозвучало сегодня в этой студии. Каждый сам делает выводы. У меня есть единственная мысль, которая не покидает меня последние несколько дней. В нашем обществе всё перепуталось. Формально здоровые люди гораздо больше тянут на инвалидность, причем на самую тяжелую — инвалидность души. Есть люди, которых жизнь совсем не балует, но они остаются людьми в любых обстоятельствах. Вероника, от всего сердца желаю тебе исполнения задуманного и достижения всех поставленных целей. Ты этого заслуживаешь на 1000%. Также я хочу поблагодарить твоих друзей, которые тебя поддерживают. Нашим слушателям я пожелаю любить жизнь, и она обязательно ответит взаимностью. Спасибо, что были с нами. Встретимся на Podster через неделю.

В. Скугина: Всего доброго.

Ширина

На этот раз в студии Podster две Вероники. Наша гостья Вероника Скугина — удивительная девушка, настоящее олицетворение Победы.

Ног Вероника лишилась в 10 лет. Несчастный случай, авария. Однажды папа повез дочку в райцентр к стоматологу. Со встречной полосы в их машину врезался автомобиль, которым управлял пьяный милиционер. Милиционер остался жив, папа Вероники скончался на месте, а девочку с трудом вытащили из искореженной машины. Операция, несколько месяцев в коме и возвращение к жизни.

В подкасте:

— «Инвалидность — это не обязательно болезнь, а просто состояние. Нет ног, ну и что?»
— Почему Вероника отказалась от инвалидной коляски в пользу более маневренной тележки. О прогулках, встречах и бурлящей жизни, в которой непременно нужно участвовать.
— О том, как люди умеют причинять боль и ломать чужие жизни ради телевизионной сенсации.
— Чудесный мир кино: роли в фильмах «Русалка», «Ника». О работе на съемочной площадке.
— О страстной любви к мотоциклам.
— Кто такие настоящие друзья и о самой большой семье на свете.

Вероника очень сильный и гордый человек. Она полностью самостоятельна, хотя только одному Богу ведомо, какими силами это дается. Друзья Вероники, зная о реальных трудностях, решили ей помочь и открыли сайт: www.skugina.ru

Ребята собирают деньги на автомобиль с ручным управлением, чтобы сделать жизнь Вероники хоть чуточку комфортнее.

Реквизиты благотворительных счетов для всех, кого не оставит равнодушным эта история:

Скугина Вероника Николаевна
счет получателя: 302 328 104 811 000 000 09
наименование банка: ВТБ 24
БИК 044525716
номер карточки: 4272 2900 6281 2599
назначение платежа: для зачисления на карту 4272 2900 6281 2599 в пользу Скугиной Вероники Николаевны

Счет WebMoney R831759271976

Ссылка на фильм «Ника»: http://vk.com/video1245200_162896423

Выпуски

Комментарии

  • 0
    Вероничка - чудесный человечек)как замечательно, что о ней сделали выпуск!) спасибо)
    8 мая 2012

  • 0
    Очень красивая и позитивная девушка! Вызывает чувство глубокого уважения и гордость за то, что в нашей стране есть такие люди!
    8 мая 2012

  • 0
    Огромное спасибо за эту программу!!!!я слушал и извиняюсь за скудность своего языка, был в шоке! Вероника,(Скугина) вы просто Большой человек! человек с настоящей и огромной душой!Сила испытаний эти показатель силы души.Вы удивляете своей силой.Свершения всех ваших желаний и целей!)))
    16 мая 2012

  • 0
    Вероника очень замечательный человек ,теперь я знаю где живет солнце ,оно живет У Вероники в душе,солнечная ,позитивная личность,именно личность с большой буквы! По хорошему ей завидую,завидую потому что у нее есть такие друзья,
    28 мая 2012